Депутат Илья Пономарев о декабрьской амнистии

…Быть или не быть? С этим вопросом я три месяца назад ехал на Валдайский политический форум.
Пресса вовсю шумела про «диалог власти и оппозиции», представляя дело так, что едва ли не все собрание было организовано с единственной целью встречи нескольких «договороспособных» оппозиционеров с президентом Путиным. Мы же, предполагаемые участники «диалога»: Гудков, Рыжков, Собчак и ваш покорный слуга, до последнего не знали, состоится ли что-нибудь вообще или нет.
Несмотря на всю шумиху, для нас все выглядело довольно обыденно: очередной форум, очередная дискуссия на тему ожиданий «среднего класса» и «рассерженных горожан», очередная попытка сформулировать причины резкого роста протестных настроений в конце 2011 года, очередная галочка, которую ставила администрация президента в графе «выстраивание диалога с гражданским обществом». Ну разве что уровень участников должен был быть повыше обычного; ну так всё равно никто не обещал, что будет возможность реального диалога с «лицами, принимающими решения».
И мы, завтракая перед началом Валдая, договорились: постараться любой ценой прорваться к президенту, чтобы поставить главный для нас вопрос — свободу политзаключенным, узникам «болотного дела».
Вопрос об амнистии. Главный для меня вопрос уходящего 2013 года.
Про амнистию сказано уже много. Больше всего про нее говорили те, кто вместе с нами стоял на тех самых митингах протеста и скандировал «Свободу политзаключенным!». Говорили отнюдь не положительные слова, хотя по идее я считал своим прямым поручением добиваться свободы для наших товарищей.
Сначала нас с Владимиром Рыжковым ругали просто за то, что мы ею занимаемся. Мол, это дело бесперспективное и бесполезное. Ругали за то, что мы говорили о необходимости амнистии лично Владимиру Путину.
Говорили, что стоять рядом с этим человеком и вести с ним разговор могут лишь предатели, как выразился Навальный, мурзилки, жулики и мутные личности, которых надо гнать из оппозиции.
Но в итоге амнистия состоялась. Не такая, как хотелось бы, но лучше, чем могла бы быть.
Под амнистию попали восемь узников Болотной, среди которых — два моих помощника; попали Pussy Riot и экологи «Гринпис», участники дела «Антифа-RUSH». А потом еще неожиданно выпустили Ходорковского. И что-то непонятно-обнадеживающее стало происходить с делами Константинова и Удальцова – Развозжаева.
Хотя даже ради свободы одного человека амнистией стоило заниматься…
На самом деле я до сих пор убежден, что в том, что вышли не все, виноваты в том числе и мы сами. Лишь один из предложенных проектов амнистии был сделан юридически правильно, чтобы на свободу вышли все узники Болотной. В Госдуму его внесли три коммуниста: Анатолий Локоть, Борис Кашин, Вячеслав Тетекин и ваш покорный слуга. Он был построен по образцу амнистии 1994 года, когда на свободу выпускали не по статьям, а по признаку участия в событии (в том случае — событиях октября 1993 года).
Увы, коллеги-либералы (как в оппозиции, так и во власти — КСО и СПЧ) решили использовать повод, чтобы «добавить» к болотникам еще и экономические преступления, которые не удалось подвести под провалившуюся амнистию Бориса Титова. Классовая близость посаженных бизнесменов некоторым моим коллегам понятна; но ведь понятно же было, что закончится эта попытка обрезанием амнистии в целом!
Потому что было предложено привязаться не к событию, а к статьям Уголовного кодекса. Но очевидно, что государство никогда не согласится освободить людей, например, по 318-й статье — «Насилие над полицейскими». Я бы сам был против. Ведь помимо 28 «болотников» существует несколько тысяч реальных преступников, что, их тоже надо простить?
Тем более что на Болотной площади никакого насилия не было! В итоге выпустили не всех. Еще один шанс окончить начатое два года назад гражданское противостояние был упущен; опять ни мира, ни войны.
И вот — вновь продолжается бой…
Так зачем власть вообще пошла на переговоры и отпустила оказавшихся сейчас на свободе активистов?
Самый серьезный аргумент скептиков, не веривших в амнистию, сформулировал несколько месяцев назад Станислав Белковский: Путин понимает, что, выпустив политических, он себе сторонников в среде протестующих всё равно не приобретет. Зато этот шаг может быть воспринят как слабость, спровоцировав новый виток противостояния.
Вообще говоря, Станислав сформулировал точную формулу тупика, в котором оказалось российское государство, ведомое как прокремлевскими, так и оппозиционными популистами: раз любое полезное начинание власти будет обязательно воспринято обществом как а) капитуляция коварного врага б) попытка освоить очередную порцию бюджета в) хитрая разводка Володина-Суркова-кровавой гебни-кого-еще-там, то какой смысл делать что-то для этих самых креативных слоев?
Меня всегда поражало, что главные противники инициатив типа «Сколково»-«Роснано»-РВК находятся не в среде силовиков или нефтяных генералов, а в среде «продвинутой» оппозиции.
Но если попытки модернизации воспринимаются наиболее модернизированными слоями исключительно как воровство, а попытки либерализации — как способ удержаться у власти, то чего ж мы требуем-то тогда?
Ну они же там, в Кремле, не мазохисты, в конце концов!
Тем не менее решение об амнистии после некоторых колебаний было принято, причем нам с Дмитрием Гудковым дали даже провести довольно существенную поправку в Госдуме, распространяющую ее на тех, кто еще только ждет суда; иначе ни подсудимые по «делу 6 мая», ни «Гринпис» на свободу бы не вышли. Почему?
Ответ, мне кажется, простой. Такая амнистия решает две важные для Кремля задачи. Первая и главная — международная. Резонансные дела (прежде всего Pussy Riot, «Гринпис» и дело ЮКОСа) надо было как-то перед Олимпиадой прекратить, по возможности «не поступившись принципами».
Это и было сделано; волна бойкотов Игр, думаю, остановлена.
Вторая и чуть менее очевидная — углубление раскола внутри оппозиции и ее дальнейшая маргинализация.
Это один из главных методов борьбы власти: «разделяй и властвуй». За последний год проведен целый ряд «спецмероприятий», направленный на разделение различных групп в оппозиционной среде. Самые успешные, конечно, начались год назад вокруг выборов в Координационный совет, и продолжались в течение всего 2013 года: левых поссорили с либералами; системную оппозицию с несистемной; навальнистов со всеми остальными; и, наконец, «оппозиционеров-прагматиков» с «революционерами».
Последняя линия и нашла свое отражение в истории с амнистией. Нужно было, во-первых, спровоцировать личную обиду у неприглашенных «лидеров оппозиции» на засветившихся на Валдае; во-вторых, заново поднять тему «рукопожатности»; в-третьих, подчеркнуть, что как минимум часть протестующих признала Путина легитимным президентом и готова с ним взаимодействовать как с главой государства.
У власти все эти задачи получилось выполнить в полном объеме, можно поздравить авторов идеи. Дешево и сердито, как говорится. Только означает ли эта победа Кремля, что оппозиция проиграла?
Если называть оппозицией политическую интернет-тусовку, думаю, стоит согласиться: она проиграла. Если же думать в категориях «увеличили ли мы вероятность постепенного прихода к власти новых лиц» и «можно ли ожидать позитивных политических реформ», то я уверен, что мы выиграли. Я много раз говорил коллегам и писал в СМИ, что есть два пути политической борьбы: партизанская борьба за власть, или использование ограниченных возможностей, предоставляемых системой, для взятия власти легальными методами.
Путь каждый выбирает для себя сам. Многие коллеги пытаются не делать этот выбор: они как бы одновременно и радикальные оппозиционеры и в то же время как бы участвуют в выборах. Естественно, в этой ситуации не получается ни восстание организовать, ни выборы выиграть.
В наступающем 2014 году я вижу две больших избирательных кампании, которые может выиграть оппозиция: выборы в Мосгордуму и выборы мэра Новосибирска. Уверен, что власть попытается по ходу еще не раз передернуть карты и поменять правила игры. Тем интереснее будет ее переиграть…
А за свободу всех из более чем тысячи российских политзаключенных (а о большинстве из них не только не пишут СМИ, но и не говорят на митингах — о левых и о националистах, о нацболах, об этнических и религиозных группах, о профсоюзных активистах) нужно бороться дальше. Пока в тюрьмах сидит хотя бы один политзек, останавливаться мы не должны. При всех наших политических разногласиях.
« Работодатели будут оплачивать отдых своим...
Эксперты рассказали о технологиях... »
  • +5

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.

+1
Николаю бы второму такую оппозицию — цвёл бы и пахнул и поныне
  • Поделиться комментарием
0
Эти политзаключенные страну могут развалить, посадили их, конечно, не зря. А то будет, как на Украине. Нов от удивляет только, что за народ никто не борется, хоть сдохните, простой человек ни кому не нужен. И вообще, у нас оппозиции, как таковой вообще нет. Не родились еще те революционеры, которые бы повели народ на баррикады, бороться со злом и несправедливостью.
  • Поделиться комментарием
0
При чем тут баррикады? У нас что Путин или олигархи или американские советники за ними спрятались? Так нет их там. Они совсем в других местах сидят, поэтому и баррикад никаких не нужно. А нужны в первую очередь мозги. Тогда понятно будет что за свободу народа он САМ и должен бороться, а не некие революционеры вместо него, пока он у телека пиво пиво хлещет.
0
Зачем баррикады? Технология смены власти отработана в Югославии, но есть и плюсы и минусы.
0
очень даже правильно!
+2
Народ в массе своей на борьбу не способен. Он способен на мародёрство и бунт, бессмысленный и беспощадный. А главное для народа — хлестать пиво у телека. Не обольщайтесь.
0
Народ выпить любил всегда, хотя и не у телика, однако это раньше не мешало людям делать революции ни во Франции, ни у нас, ни в других странах. Так народ способен не только на мародерство и бунт, читайте учебник истории.
0
Зачем что то читать, просто вспомните август 91-го и по сегодняшний день.Сначала бунт и мародерство по сей день.
+2
Это я могу посоветовать и Вам. А еще учебники по социологии и психологии. НАРОД никогда не устраивал революций. Народу плевать на идеи. Народ сводил мелкие счеты, мстил и грабил награбленное. Революции всегда делает несколько человек. Суть народных восстаний — реки крови, разрушение и уничтожение основ.
0
Всё-таки, Виктор, я должен заступиться за народ перед вами. Мне кажется, что вы неправы, давая несправедливую оценку народу, на мой взгляд. И чтобы вам было проще понять мою мысль, попытайтесь ответить на вопрос, а что такое «народ»? Какой вы лично вкладываете смысл в это слово? Или возьмите самый простой и наглядный пример, ну, хотя бы пресловутую «арабскую весну» в Египте. Там «народ» сначала сверг президента Мубарака, потом тот же «народ» избрал другого президента-исламиста Мурси, который одним своим указом наделил себя такими полномочиями, о которых могли бы безнадёжно мечтать не только Мубарак, но и египетские фараоны. «Народу» опять это не понравилось, и он сверг уже Мурси. И это всё-один и тот же «народ». Так что же это такое-«народ»? И чтобы вам не мучиться с ответом (вы, разумеется, проигнорируете мой вопрос), я отвечу: любой народ неоднороден, он состоит из различных социальных групп, у каждой из которых имеются свои интересы. Жизнь есть борьба за место под солнцем, это касается и различных социальных групп, каждая из которых норовит перетянуть на себя социальное «одеяло». Вот и всё. А то, что вы приписываете «народу», касается исключительно черни, то есть некоторой не самой лучшей части народа, а не всего народа как такового.
0
Я отвечу. Этой черни примерно 80%. Народ — это толпа, организм, искусно управляемый манипуляторами. Другой вопрос — кто они, эти манипуляторы? А тут уже классик в помощь: кто шляпку украл, тот и тётку пришил. Всё просто — ищите, кому выгодно. Кому-то просто ВЫГОДНО, чтобы в Египте народ играл в народную войну, лил кровь и драл глотки, пока за спинами этого народа ведётся совсем другая игра, ставки в которой гораздо выше цены этой войны.
0
Не может этого быть, чтобы чернь составляла большинство. Тогда была бы невозможной вообще хоть какая-то цивилизованная жизнь в стране. Вы серьёзно ошибаетесь и тут, на мой взгляд. Другое дело, что большинство населения-это политически пассивные обыватели, которых по большому счёту, политика и кто там у власти интересует крайне мало, разве что на уровне сплетен и обывательских пересудов. Их общественная активность также близка нулю. Но это большинство, тем не менее, являются вполне себе патриотично настроенными гражданами, добросовестными тружениками и сторонниками традиционных ценностей. А чернь же-это совсем необязательно те, кто ходит в лохмотьях, немало духовной черни и среди тех, кто в парче и порфире.
0
Да бросьте. Почему невозможна? Любым животным свойственна организация самих себя — в стадо с элементарными законами, в стаю, в пищевую цепочку, наконец. Птица вьет гнездо и старается сделать его удобным и красивым. Вот только птице всё равно, на что гадить — на памятник Пушкину или на круизёр последней модели. Мы — люди, отличаемся от птиц тем, что не гадим, точнее, не должны, на то, что нам дорого. Дорого как носитель некоей нравственной, художественной ценности. А теперь присмотритесь к миру. Ой ли так всё? Не гадим?
А чернь — это люди, занимающиеся черной работой. То есть, по сути, не умеющие и не желающие учиться, чтобы перестать её делать. Вот и всё. Наши соотечественники да и просто люди, как правило, мало чем отличаются от этого определения.
0
Что это-«наши соотечественники да и просто люди мало чем отличаются от (черни)»? Вы себе так представляете «обычных людей» и «наших соотечественников»? А почему? Нет, давайте сразу обозначим позиции: понятие «чернь» трудно поддаётся определению по формальным признакам («занимаются „чёрной работой“, „не желающие учиться“, чего-то там „не умеющие“ итд.). Это всё не то. Я осмелюсь предложить следующее определение понятию „чернь“: это люди, наделённые эгоистическими амбициями, которые ставят ни во что общественные идеалы и духовные ценности, для которых это-пустое место, скажем так. Вот и всё. Или вот-это люди, ненавидящие труд на благо общества, не способные любить и ненавидящие тех, кто любит.
0
Я исхожу из обычного определения — люди, не принадлежащие к привилегированным слоям населения. Кто это? — рабочий класс, крестьянство, людская масса. Хотя и среди них можно выбиться в люди. Но основная часть этих людей, увы, вообще не обладает умением думать. Они заняты чем угодно — собой, едой, материальными благами на доступном им уровне — но уж точно не духовностью, нравственностью и не морально-этическими вопросами. Им важно комфортно устроиться в жизни. Всё. Бывали вы в деревне? Основная черта — во дворах может быть чисто, а помои льют на дорогу. Бывали на трассах? Зас**анные остановки видели? Вы искренне считаете, что люди, гадящие в подъездах, бросающие жвачки на улице и набирающие кредиты в банках «на шмотки» способны к мыслительному процессу.
0
Что значит-«бывали ли вы в деревне»? Я и живу в деревне. Дерревни тоже разные бывают. Вот вы в Москве живёте (эх, что с людьми Москва делает!), и что, ни разу не видели зассанных подъездов и выбитых стёкол внутри Садового кольца? Далее, принадлежность к привилегированным слоям общества не делает автоматически из хама альтруиста, я не прав? Вот у вас в Москве настоящая проблема существует-машины с мигалками: каждая, мало мальски, начальственная шишка нацепит синий проблесковый маячок на свой майбах или бэнтли и прёт по встречной полосе! Что, не так? И где у людей мозги, руками лишь развести…
0
Про мозги пассаж — это, видимо, камень в мой огород? Далее. Внутри Садового кольца черни хватает. Где я не видел зассанных подъездов, так это в домах литфонда, в домах военных и университетских профессоров, в домах Союза композиторов — это ради примера. И потом, кто сказал, что в привилегированных слоях, где не сформировалась пока настоящая элита, нет черни? Они, эти слои, еще вчера ею были и просто не научились быть элитой. И если учесть, что у нас совершенно натуральное олигархическое государство, то так тому и следует быть.
0
Нет, не в ваш огород камень. Это у меня вырвалось про тех, кто любит ездить по встречной полосе.
0
Элита лишь тогда сформируется, когда очистит свои ряды от таких представителей. Потому что их не перевоспитаешь. А внешний лоск и учтивость не заменяют внутреннего содержания, может, только скрывают.
0
И собственно говоря, я почти ответил на ваш вопрос: злонамеренные манипуляторы-это и есть чернь. Эта субстанция, на самом деле, политически очень активна, имейте в виду.
0
Чернь не активна по определению. Она способна только вяло колебаться по воле волн, которые создают другие.
0
А где аргументы, примеры?
0
Революция 1917 года. Её сделала кучка людей, а чернь радостно ограбила своих помещиков, изнасиловала их дочек, растащила добро, нагадила в цветочные вазы и расселась по углам. Французская революция — то же самое. Да тот же Майдан — нет там никакого народа, он занят своими делами.
0
А волнения в Египте выгодны прежде всего тому народу, который Христа отправил на крест, единогласно проголосовав.
0
Революции не борются со злом и несправедливостью, это только лозунги. Революции заменяют одно зло на другое.
0
Николай Бердяев!
0
:-) приятно поговорить с умным человеком)))
+1
Опять невнятно и придумано, притянуто, приклеено.модернизация это модернизация, а воровство это воровство.Если модернизированные слои это не понимают, то какие они модернизированные?
  • Поделиться комментарием
0
политзэков нужно выпускать.молодцы, добились.сидеть должен криминал, террористы
  • Поделиться комментарием
0
верни деньги падла!
  • Поделиться комментарием
+1
Ну вот! Стал заметен проблеск адекватности в речах видного «болотного оппозиционера» Ильи Пономарёва. Это хороший знак. Нет, что ни говори, а Путин умеет воспитывать своих противников. Конечно, при условии, что у них в голове сохраняются хотя бы остатки мозгов.
  • Поделиться комментарием
+1
Что ещё мне лично бросается в глаза при ознакомлении с данной информацией (спасибо, Виктор!), это полностью очевидная и реальная близость к действующей власти у оппозиционной тусовки: тут и «системные» близки, и «несистемные» тоже чрезычайно близки к власти… Можно сказать, что они с властью-одно целое, кто бы что ни говорил. Ну, например, что, разве Ксения Собчак далека от власти? Имея другом семьи некоего господина Владимира Путина? Не смешите мои тапки!