Чем кормят слуг народа?

На днях сенатор Светлана Горячева пожаловалась на плохое питание: якобы котлеты в столовой Совета Федерации невкусные и дорогие.
Корреспондент Лайфа сходила в эту столовую, чтобы проверить, действительно ли слуги народа плохо едят, или они просто заелись.
К полудню я приехала в Совет Федерации. Голодные работники один за другим уже шли к столовой. Лица у них были оживлённые, ещё бы — время передохнуть, пошутить с коллегами и поесть.
В просторном обеденном зале уже заняты столики. Интерьер симпатичный: бежевые стены с узорами, неяркая подсветка. Приятное впечатление портил запах — он был типично столовский, совковый, ужасный.
Зато названия многих блюд, выставленных на витрине, были презентабельные, «господские»: дартуа из сёмги с судаком, свинина по-боярски, запеканка янтарная. Впрочем, простые, диетические блюда тоже были. Спрашиваю у весёлого поварёнка в колпаке, какие котлеты есть и что повкусней.
— Возьмите лучше филе из индейки с сыром, что вам котлеты? — ответил он.
— А котлеты невкусные?
— Ну что вы, — уверяет он. — Всё очень вкусно, просто сегодня только тефтели и паровые кнели.




И вот в моей тарелке паровые куриные кнели в форме зефирных завитков и картофельное пюре. И ещё жульен — в редакции сказали, чтобы я ни в чём себе не отказывала. Приветливая пожилая кассирша бодро пробила мне чек на 250 рублей и пожелала приятного аппетита.

Оглядываю зал — одна весёлая компания людей в пиджаках, но в основном люди работают вилками и ложками в одиночку, без азарта, со скучными лицами.
Котлета разочаровала меня с первого укуса. Если бы мне завязали глаза и дали попробовать блюдо, вряд ли бы я смогла определить по безликому, бумажному вкусу, что именно я ем. Такой плохой жульен мне тоже никогда раньше не попадался — а я очень его люблю и поэтому заказываю часто.

Выходя из столовой, люди выглядят менее радостными и воодушевлёнными, чем на входе. Нужно опросить потерпевших. Стараюсь сделать это как можно бережнее.
— Скажите, пожалуйста, а что посоветуете взять здесь на обед? — спрашиваю я у симпатичной стройной женщины. — Вы котлеты здесь берёте?
Тихим голосом она ответила, что котлеты уж точно старается не брать из-за сомнительного, по её мнению, качества мяса.
— Лучше взять кусок рыбы или мяса, так, по крайней мере, видишь, что ешь, — грустно рассудила сотрудница Совета Федерации.
Нашу доверительную беседу внезапно прервала громогласная дама. Передвигая тяжёлый поднос, наполненный тарелками, она заявила, что здесь «всё так себе».
— Мы уже не обращаем внимания. Вы нас не спрашивайте, — сердито потряхивая высокой причёской, не унималась пожилая женщина. — Нам есть с чем сравнивать, как было раньше и как стало сейчас.
Столовая понемногу пустела, и наконец можно было выбраться на свежий воздух.
По заданию редакции я должна была поесть и в Госдуме. Пока я шла к парламенту, мой желудок переваривал бумажный обед и испуганно поскуливал.
— В этот раз возьму поменьше, просто чтобы не сидеть с пустым подносом, — утешала я себя.

Оказалось, что в Госдуме две столовые — они называются Золотой и Зелёный залы. В золотой меня не пустили. Я толкнула тяжёлую дверь и увидела седовласого охранника в тёмном пиджаке и даму с причёской оперных див. А за ними — просторный зал в стиле ресторанов военных годов.
— Здесь обедают только депутаты, — беспрекословно заявила нарядная мадам.
Глядя на мой растерянный вид, мужчина сжалился и посоветовал спуститься вниз, в зелёный зал, где всем рады.
— Там такое же меню, что и здесь, — заверил меня охранник. — И повара одни и те же готовят, и блюда одинаковые. Разница только в том, что здесь официанты есть.
В зелёном зале меня опять чуть не сшибла волна могучего «столовского» запаха. И вообще, здесь всё напоминало о старых, незыблемых устоях советской кухни, когда пожирнее да посытнее.
Пристраиваюсь в очередь с подносом. С любопытством присматриваюсь, что в тарелках у тех, кто впереди меня, — макароны, супчики, компоты.
В очереди рядом со мной пожилая сухощавая женщина. Спрашиваю у неё про качество местной кухни.
— Ой, вы, наверное, написать про столовую хотите? — испуганно спросила собеседница после моих первых вопросов о меню.
— Нет, просто хочу безопасно пообедать, — почти не соврав, отвечаю я.
Женщина по-доброму улыбнулась.
— Я работаю здесь 23 года, за это время меню здесь особо не изменилось, — собеседница с грустью взглянула на свой поднос со скромным обедом. — Я соблюдаю пост, а вот мои коллеги часто жалуются на изжогу после столовой, особенно после первых блюд. Но ведь с собой тоже не каждый раз обед принесёшь, вот и ходят.
Тут же решаю, что суп брать не буду. Вновь прошу тефтели, а также капусту и клюквенный компот.
Словно сошедшая с экранов старых советских фильмов, степенная дама с выбеленными волосами, собранными в невероятную прическу, и густо наложенными на веки эмалево-голубыми тенями, молча и сурово рассчитала меня.
— Сколько здесь работаю, она всё время с такой причёской, словно книги подложила внутрь, — хихикнула моя собеседница, но тут же спохватилась, видимо, вспомнив о должной любви к ближнему. — Но если ей так нравится, то пусть, конечно.
Выбравшись из очереди, я бухнула свой очередной обед на ближайший стол. Тефтельки и капуста тяжело дрогнули на тарелке, мигнув маслянистым блеском.



Жирная тефтелька, пронизанная волосками нарезанного лука, тут же, как в далёком детстве, запросилась обратно, едва попав мне в рот. «Ну, за маму-то», — вспомнила я фразу, слышанную примерно тогда же, и занесла ложку над капустой. Первая проба навела меня на мысль, что мамочке нужно просто позвонить. И желательно не из больницы.
На конвейер с «останками» обеда мой поднос опустился почти нетронутым. На выходе я заметила скромную табличку «Депутаты обслуживаются вне очереди», задвинутую за ненадобностью в угол.
По дороге в редакцию я дрожащими руками писала коллеге: «Есть что-нибудь для пищеварения?» Рабочий день только набирал обороты, а я уже была сыта по горло.

Вывод однозначен: слугам народа действительно нелегко. Впрочем, в столовые ходят в основном простые клерки — сотрудники, работающие в приёмных и т.д. А большинство сенаторов и депутатов, наверное, и не подозревают о существовании таких мест. Доход сенатора Валерия Пономарёва за прошлый год составил 2,6 млрд рублей. Думаете, он пойдёт в совковую столовку? Я его там не заметила.
Источник
« В Москве подожгли редакцию «Ленты.ру»
Задержан гендиректор компании «ВИМ-Авиа» »
  • +26

    Нравится тема? Поддержи сайт, нажми:


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.

0
Полное… враньё((((( Если бы у них в столовке, Не дай Бог, какой запах, или котлеты фторой свежести- Уволили бы весь персонал сразу- и нафсегда((((((((((. Афтор- не владеет вопросом((((((
  • Поделиться комментарием
+2
Прямо хочется порыдать над их тяжелой депутатской долей.
  • Поделиться комментарием
0
При их зарплатах это копейки.
  • Поделиться комментарием
+3
Их вообще кормить не надо. Они даже на обед не зарабатывают дармоеды принимающие законы против народа.
  • Поделиться комментарием
+4
Сколько лет журналистке, а-то пишет:" Приятное впечатление портил запах — он был типично столовский, совковый, ужасный.«Да, уж извините, раньше в столовых кормили вкусно и нельзя было отравиться, как это сейчас-сплошь и рядом.
  • Поделиться комментарием
0
Но воняло отвратно(((
-2
Народ, вы почему такой злой? Злость бумерангом возвращается в другом виде.
  • Поделиться комментарием
+7
Короче, опять туфту толкают.плохо кормят-бедныжки Их вообще кормить не надо или привозить баланду с зоны.Может тогда жаловаться перестанут.
  • Поделиться комментарием
+7
очередная лажа…
  • Поделиться комментарием
+10
Откуда такие доходы, в млд рублей, в СССР их бы расстреляли
  • Поделиться комментарием
+10
Не верю ни единому слову этой псевдожурналистки… Такая же лапша, как вешают на уши народу те же самые депутаты… Вот такая понимаешь кухня…
  • Поделиться комментарием