Деньги для «мадам» и «усатого» - это часть блефа...

В Кировском районном суде Уфы завершились прения по резонансному уголовному делу уфимского бизнесмена Владимира Егорова, обвиняемого в покушении на крупное мошенничество (ст. 30 ст. 159 УК РФ).
По версии обвинения, в прошлом году предприниматель получил 3 млн руб. от представителя Кемеровского опытного ремонтно-механического завода (КОРМЗ), пообещав при содействии экс-главы Башкирии Рустэма Хамитова и его супруги Гульшат выгодный контракт с госкомпанией «Башкиравтодор». Прослушка УФСБ зафиксировала, как господин Егоров в разговоре с посредником упоминает не только чету Хамитовых, но и такие эпитеты как «мадам», «усатый» и «первый». Но подсудимый заявил, что имел в виду лишь вымышленных персонажей, а Гульшат Хамитову упоминал, чтобы произвести впечатление на собеседника.
Уфимский предприниматель, совладелец дилерской компании «Автолидер-центр» Владимир Егоров вчера на прениях заявил, что не согласен с предъявленным ему обвинением и настаивает на своей невиновности. Эту же позицию занимает его защита.
Владимиру Егорову инкриминируют покушение на мошенничество в особо крупном размере. По версии обвинения, осенью 2018 года, незадолго до смены власти в регионе, бизнесмен выступил посредником между представителем Кемеровского опытного ремонтно-механического завода (КОРМЗ) Айваром Танатовым и руководством республики с тем, чтобы КОРМЗ получил крупный контракт на поставку техники госкомпании «Башкиравтодор». Для этого, как полагает обвинение, господин Егоров намеревался взять у Айвара Танатова 6 млн руб. наличными, убеждая, что передаст эту сумму через свою сестру жене бывшего главы Башкирии Рустэма Хамитова — Гульшат, которая якобы могла повлиять на получение контракта.
В переговорах, которые около полугода записывали сотрудники УФСБ, господин Егоров упоминал как имя Гульшат Хамитовой, так и ее же под кодовым словом «мадам», а также самого господина Хамитова и такие эпитеты как «усатый» и «первый».
Однако поскольку следствие уверено, что фактически повлиять на выбор поставщика «Башкиравтодором» предприниматель не мог, его действия были квалифицированы как попытку мошенничества с целью завладеть полученной суммой.
Оперативники УФСБ задержали Владимира Егорова в сентябре 2018 года при получении части этой суммы — 3 млн руб. Деньги передавал Айвар Танатов, который на тот момент уже обратился с заявлением в УФСБ. В деле он имеет статус потерпевшего. У четы Хамитовых в деле статуса нет. Они не привлекались даже в качестве свидетелей.
Как прозвучало на процессе, переданные предпринимателю купюры были помечены, а на смывах с его рук нашли следы вещества с банкнот. Владимир Егоров сам факт получения денег не отрицает, но заявляет, что получал их как часть долга КОРМЗ перед принадлежащей ему компанией «Автолидер-центр» (официальный дилер КамАЗа).
Свои показания в суде предприниматель читал по бумаге. КОРМЗ, по его словам, не рассчитался с дилерской компанией по контракту 2017 года, в рамках исполнения которого получил 59 коммунально-дорожных машин с отсрочкой платежа.
Кемеровский завод должен был оснастить технику согласно требованиям «Башкиравтодора», с которым был заключен договор поставки техники, заявил предприниматель, но позже в «Башкиравтодоре» сменилось руководство, а новый директор отказался от договора поставки. В результате КОРМЗ не смог рассчитаться с «Автолидер-центром», а тот, в свою очередь, с «КамАЗом», сообщил Владимир Егоров. Деньги, сказал подсудимый, ему предложил дать генеральный директор кемеровского завода Александр Сляднев, который был заинтересован в продаже техники. Но это была не взятка, а распределение между контрагентами части прибыли от продаж, отметил Владимир Егоров. Договоренности с руководством КОРМЗ, по его словам, не были оформлены документально, а носили «личный понятийный» характер.
На встрече с Айваром Танатовым Владимир Егоров, по его словам, принял переданные деньги, воспринимая ее как «то ли часть долга, то ли часть обещанной прибыли» и собирался оставить их себе. «Как в Анне Карениной — все смешалось в доме Облонских»,— образно прокомментировал он свои тогдашние ощущения.
На нестыковку в этих показаниях с материалами уголовного дела в суде указала адвокат Айвара Танатова Юлия Матвеева. Она, в частности, обратила внимание, что на допросе генеральный директор КОРМЗ отрицал, что просил посредника передать деньги Владимиру Егорову. Кроме того, защитник поинтересовалась, зачем бизнесмен в разговорах с Айваром Танатовым и директором КОРМЗ упоминал Гульшат Хамитову, которой он якобы через сестру намеревался передать деньги «для урегулирования вопроса с продажей техники».
Подсудимый заявил, что тем самым он «блефовал».
На Хамитовых я не ссылался, я ссылался на вымышленные персонажи, которые могли ассоциироваться с какими-то людьми. Это нужно было для усиления моих переговорных позиций,— заявил он.— Я занимаюсь коммерческой деятельностью более 30 лет. Коммерсанты, ведя переговоры, очень часто говорят вещи, не соответствующие действительности. Это не оправдывает их действия, но таким образом они усиливают свою значимость».
Госпожа Матвеева зачитала выдержки из расшифровки разговоров Владимира Егорова с деловыми партнерами. «Кого вы имели в виду, говоря “мадам”, “госпожа”, “первый”, “усатый”?»— спросила она. «Вымышленных персонажей»,— невозмутимо ответил подсудимый.
«За несколько дней до получения денег что вы имели в виду, говоря, что “там неровная ситуация у госпожи, и первый уже посылает”», — продолжила допрос представитель потерпевшего. Владимир Егоров снова ответил, что «блефовал».
«Что значит следующая ваша фраза: ”сестра по этому вопросу была сегодня у Гульшат”? Кто такая Гульшат?»— не унималась адвокат потерпевшего. На что подсудимый снова заявил, что имел в виду вымышленного персонажа, чтобы «впечатлить» посредника с целью повлиять на решение директора КОРМЗ.
Представитель гособвинения также спросила у предпринимателя, действительно ли он упоминал в разговорах, что его сестра «дружит с супругой Рустэма Хамитова Гульшат Хамитовой и может повлиять на сделку».
«Все лица мною выдуманы»,— не отступался Владимир Егоров. «Но имена совпадают»,— возразила прокурор. «Не знаю. Возможно, совпадают»,— ответил тот.
Тогда прокурор спросила, каким образом между директором госкомпании, коей является КОРМЗ, и бизнесменом могли сложиться «отношения по понятиям».
Само по себе выражение из 90-х годов Владимира Егорова не смутило, и он ответил по сути дела: что о структуре собственности КОРМЗ узнал только в ходе следствия, а до этого был убежден, что Александр Сляднев не только директор, но и владелец кемеровского предприятия.
Гособвинитель попросила назначить подсудимому шесть лет лишения свободы и штраф 1 млн руб. «в виду общественной опасности совершенного им деяния».
Когда Владимир Егоров обещал содействие за получение контракта «Башкиравтодора», вопрос с поставками КОРМЗ был уже решен, отметила она: тогдашний губернатор Кемеровской области Аман Тулеев написал письмо Рустэму Хамитову, в котором попросил купить технику у госпредприятия. Это, по словам гособвинителя, доказывает желание предпринимателя получить чужие деньги мошенническим путем.
Защита подсудимого просила его полностью оправдать. В последнем слове Владимир Егоров сказал, что расценивает уголовное дело как «опыт, который позволит не совершать в будущем подобных ошибок». «Я такое видел только в кино. Не думал, что со мной такое может произойти»,— сказал он, добавив, что обвинять его «можно в чем угодно, но не в мошенничестве». Предприниматель уверен, что уголовное дело было результатом сговора между потерпевшим и КОРМЗ с целью не выплачивать «Автолидерцентру» оставшуюся часть долга.
« Путин потребовал не прятать камеры на опасных...
Мать 10-х детей умерла в российском СИЗО от голода »
  • +3

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.

0
Усатого — расстрелять. Мадам, до приведения приговора — варежки шить. И вообще — мораторий о смертной казни отменить. А сворованные деньги — отдать пенсионерам. Особливо у генералов СКР!!!