Как созданная Никитой Михалковым некоммерческая организация зарабатывает деньги, ссылаясь на чужие права

С недавних пор прежде не известная широкой публике некоммерческая организация парализует работу издательств, дистрибуторов и продавцов книжной продукции, угрожая судебными преследованиями и штрафными санкциями за «нарушения» авторских прав.
Претензии с лукавыми формулировками и угрозами миллионных исков венчают «компромиссные предложения»: не доводить дело до суда и оперативно «договориться» — за скромную (в несколько десятков тысяч рублей) сумму отступных, которые следует внести на счет организации. «Огонек» разбирался, откуда пришла беда, и прошел по всей цепочке, выстроенной предприимчивыми борцами за чужие права и денежные знаки.
Город Екатеринбург взбудоражен. 25 июня в Арбитражном суде Свердловской области начался процесс по иску Ассоциации правообладателей по защите и управлению авторскими правами в сфере искусства (УПРАВИС) против издательства, выпустившего путеводитель «Екатеринбург и окрестности». В этом издании были опубликованы фотографии памятников писателю Дмитрию Мамину-Сибиряку и основателям города Василию Татищеву и Вильгельму де Геннину. На основании якобы имеющихся у ассоциации договоров с наследницей автора памятника Мамину-Сибиряку Андрея Антонова и автора второго памятника Петра Чусовитина УПРАВИС требует взыскать с издательства 40 тысяч рублей за публикацию фото без согласия правообладателей. Исковая сумма для издательства вроде бы небольшая. Но дело оказалось настолько сложным, что суд для выяснения всех возможных трактовок законодательства отложил следующее заседание до 25 июля.
Ольга Чернова, директор екатеринбургского издательского дома «Вест Хэнд», выпустившего путеводитель «Екатеринбург и окрестности», тяжело вздыхает: «Ну вот, и до нас добрались. Какие-то варвары пришли в наш город. Агенты этого УПРАВИСа ходят по магазинам, выясняют, где что продается. У нас к прошлогоднему чемпионату мира по футболу много было выпущено сувенирки. Всех забросали штрафными требованиями, многие, не вникая в суть претензий, платят, уже несколько уральских малых предприятий прогорели».
Для УПРАВИСа, говорят местные юристы, Екатеринбург сродни полигону — здесь «обкатываются» варианты отжима денег за «прегрешения» по части авторских прав, которые потом (такое создается впечатление) тиражируются по просторам Отечества. Некоторое время назад в том же суде рассматривалось дело против кондитерской фабрики, выпустившей к чемпионату мира конфеты с изображением того же памятника основателям города (автор скульптор Чусовитин) на коробке. Суд удовлетворил иск, посчитав это рекламой, хотя во много раз снизил обозначенную в иске штрафную сумму — с 1 млн 300 тысяч до 70 тысяч рублей. УПРАВИС, не удовлетворенный решением суда, подал апелляцию во вторую инстанцию. Туда же отправила свою апелляционную жалобу администрация Екатеринбурга, вызванная в суд в числе третьих лиц и считающая, что дело должно рассматриваться по статье 1276 пункт 2, в котором допускается свободное использование произведений садово-паркового искусства. Кондитеры апелляцию не подавали, но пребывают в шоке до сих пор: как же так, речь же о городской достопримечательности, к тому же известно, что скульптор создал памятник в 1998 году, победив в конкурсе, проводившемся администрацией города, получил полное вознаграждение за работу, а сама работа с тех пор — городское имущество. Но суд кондитерам не внял, и теперь вот на кону путеводитель.
В местной прессе пишут, что на этот раз спор фактически идет о возможности публикаций фотографий городских памятников, расположенных в общедоступных местах. Если УПРАВИС этот процесс выиграет, возможен судебный прецедент.И тогда прежде неведомая широкой публике Ассоциация правообладателей получит возможность ссылаться на него всякий раз, когда нацелится брать деньги с тех, кто сфотографирует, опубликует и продаст фотографии памятников. Ответчики намерены бороться во всех инстанциях и пытаются подать встречный иск против Ассоциации правообладателей. Но на всякий случай заклеили бумажными полосками спорные фотографии в путеводителе.

Вертикаль претензий

Взбудоражен не только Екатеринбург. В начале июля Объединенный центр «Московский дом книги» получил претензию УПРАВИСа. В ней говорится, что магазин «осуществил распространение путем продажи печатных изданий, в которых использованы произведения авторов, исключительными авторскими правами на произведения которых на территории Российской Федерации управляет УПРАВИС» (стилистика сохранена). В частности, речь идет о работах Натальи Гончаровой, Михаила Ларионова, Константина Юона, Таира Салахова, Александра Дейнеки, опубликованных в 3-м и 4-м номерах журнала «Русское искусство», а также о памятнике Салавату Юлаеву в путеводителе «Урал. Современный путеводитель» и уже упоминавшемся памятнике основателям Екатеринбурга и скульптуре «Горожане» Андрея Антонова в путеводителе «Екатеринбург и окрестности». УПРАВИС считает, что вправе требовать от магазина компенсации от 10 тысяч до 5 млн рублей. Но предлагает «в досудебном порядке» выплатить ему по 20 тысяч рублей за каждый из четырех случаев «незаконного распространения» изображений на «контрафактных носителях» — всего 80 тысяч рублей. А также возместить расходы на приобретение этих изданий в данном магазине в сумме 2761 рубль. К претензии приложен чек магазина «Московский дом книги» на 2763 рубля — на эту сумму заместитель директора УПРАВИСа Олег Патрин, по доверенности, подписанной директором Эриком Вальдес-Мартинесом, купил четыре вышеупомянутых издания (два рубля разницы между чеком и суммой, указанной в претензии, конечно, мелкая деталь, надо полагать, это стоимость пластикового пакета на кассе).

Московский дом книги предоставил редакции свой ответ на претензию УПРАВИСа. В нем, в частности, говорится: «По смыслу действующего гражданского законодательства (ст. 1272 ГК РФ), если оригинал или экземпляры правомерно опубликованного произведения введены в гражданский оборот на территории РФ путем их продажи или иного отчуждения, дальнейшее распространение оригинала или экземпляров произведения допускается без согласия правообладателя и без выплаты ему вознаграждения. То есть указанные в претензии действия не порождают противоправности в отношении правообладателя». Вопрос о контрафактности, говорится в ответе, в соответствии с постановлением пленума Верховного суда от 19 июня 2006 года, может быть решен только судом.Юрист Объединенного центра «Московский дом книги» Артем Редько рассказал «Огоньку»: «Эта претензия нас очень удивила. Поведение УПРАВИСа не могу охарактеризовать иначе как скандальное. Я знаю, что эта организация существует официально. Но законность их действий вызывает сомнения. Если УПРАВИС защищает права авторов, то, предъявляя претензии, должен представить документы, на основании которых он это делает. Но они предлагают приехать к ним в офис для ознакомления с якобы имеющимися у них договорами. Это уже нарушение норм деловой этики». На вопрос, почему УПРАВИС предъявил претензию магазину, а не издателям, Артем Редько ответил: «К сожалению, у нас уже сложилась такая порочная судебная практика. В статье 1270 Гражданского кодекса говорится об исключительном праве использования произведений, но там все смешано — и изготовление, и распространение. За один и тот же случай могут привлекать всех, и виноватых, и не виновных. Думаю, надо внести ясность в законодательство, кто и за что несет ответственность».

Ответ аргументированный. Каков будет следующий заход борцов за авторские права и денежные знаки, не ясно. Однако (от греха подальше?) Московский дом книги снял с реализации указанные в претензии издания. При этом Московский дом книги переслал претензию дистрибутору, поставившему в магазин путеводитель «Урал. Современный путеводитель», а оттуда претензия поступила в московское издательство «Пресс Код». Генеральный директор издательства Алексей Литвинов сказал «Огоньку»: «Претензия очень странная. Памятник Салавату Юлаеву в Уфе стоит в открытом доступе на берегу реки Белая с 1967 года. В 1970 году скульптор Сосланбек Тавасиев получил за него Государственную премию СССР. Мы купили фото памятника у фотобанка «Шаттерсток». Фотобанк обладает всеми правами на эту фотографию. Мы полностью оплатили ее по договору. И я не понимаю, как можно фотографам запретить снимать памятник, стоящий в открытом доступе. Если мы пойдем по этому пути, то скоро вообще нельзя будет фотографировать памятники и публиковать эти фото в печати».

Атакующий стиль

Между тем другой фотобанк — «Лори» разослал всем своим контрагентам, покупающим у него фотографии, предупреждение. В нем говорится: «Вы получили это письмо, потому что покупали в фотобанке «Лори» изображения скульптур и памятников. Хотим довести до вашего сведения, что существует организация по коллективному управлению авторскими правами УПРАВИС, которая в последнее время стала предъявлять претензии за использование фотоизображений со скульптурами как за нарушение прав скульпторов. Лицензия на коллективное управление правами у этой организации только на право следования — то есть на право автора получать доход от перепродажи оригиналов произведений, и к фотографиям не относится в принципе. Однако они утверждают, что у них есть прямые договоры с некоторыми авторами».
Исполнительный директор фотобанка «Лори» Ирина Терентьева сказала:
Основная идея УПРАВИСа такая: скульптор поставил памятник посреди города, но права на доведение до всеобщего сведения, права на воспроизведение и переработку скульптор не давал, его права нарушаются, поэтому УПРАВИСу надо платить.
При этом их не интересует, откуда именно было взято изображение — в нашем фотобанке, в другом фотобанке, сами сфотографировали, в любом случае нарушены права именно скульптора. То, что у скульпторов есть права на свои произведения — бесспорно. Об авторских правах знают все, и в последнее время все меньше возникает споров между авторами и издательствами. Но в данном случае вся ситуация больше похожа не на защиту прав скульпторов, а на вымогательство».
Тем не менее фотобанк рекомендовал всем своим клиентам по возможности не использовать фотографии с произведениями следующих авторов: Александр Дейнека, Евгений Вучетич, Натан Альтман, Андрей Антонов, Борис Рыжков, Иван Костюхин, Петр Чусовитин, Игорь Бурганов, Сосланбек Тавасиев. Либо при необходимости самостоятельно искать авторов или наследников и заключать с ними прямой договор на использование нужным издательству образом. «Нужно ли заключать лицензионный договор с УПРАВИСом, пока непонятно,— говорится в предупреждении фотобанка.— Неясно, есть ли у них необходимые полномочия и права на такие требования. Но запугивают они нагло».

Ирина Терентьева рассказа о своем опыте общения с УПРАВИСом. Претензию прислали в электронной форме, хотя процессуальные нормы оформления претензий требуют отправки заказным письмом с описью на бланке, с подписью и печатью. По тексту претензии предлагалось оплатить 375 тысяч рублей в рассрочку в досудебном порядке, а в разговоре было сказано, что иск будет на 7 млн и более. В перечне изображений, по которым УПРАВИС нашел нарушения, были ссылки не на сами изображения, а на поисковый запрос в фотобанке. Этот запрос быстро меняется, и определить, какие именно изображения действительно что-то нарушают, определить невозможно.
Фотобанк попросил прислать подтверждения полномочий, на основании которых выставлена претензия, и оформить ее как положено. В ответ представители УПРАВИСа предложили приехать к ним и ознакомиться с договорами. «Лори» еще раз заявил, что нормы делового оборота требуют должной осмотрительности (есть такое определение и в судебной практике) при заключении контрактов. Изучение документов в офисе контрагента невозможно, поскольку для этого требуется сосредоточенное внимание и длительное время. Никаких документов УПРАВИС не предоставил. Да и в самой претензии к фотобанку «Лори» нарушение по скульптуре Вучетича было заверено лишь ссылкой на поисковый запрос в интернете. Выходит, и так можно?..

Лекция по авторскому праву

Что же такое, наконец, УПРАВИС, и почему он наводит страх на весь печатный мир, словно Тараканище Корнея Чуковского? «Огонек» попросил руководство УПРАВИСа о встрече для выяснения ряда вопросов и получил согласие — разговор состоялся. Однако спустя два дня после встречи из ассоциации позвонили и заявили, что они не будут согласовывать цитаты беседы: «Вы приходили к нам неофициально, письма от редакции не было, считайте, что мы вам прочитали лекцию об авторских правах». Что вызвало приступ такой застенчивости и почему согласованный визит корреспондента «Огонька», вооруженного редакционным удостоверением и пришедшим на интервью по заданию редакции, зачислен в неофициальные, эти вопросы остались без ответа. Тем не менее о деталях прочитанной «лекции» рассказать имеет смысл (пусть и без прямых цитат, хотя запись беседы имеется в редакции).
Итак. Руководители УПРАВИСа заявили, что ассоциация является самостоятельной организацией, действующей параллельно с Российским авторским обществом. РАО, являющееся правопреемником Всесоюзного общества по охране авторских прав (ВААП), всегда работало с авторами музыкальных и художественных произведений. В декабре 2018 года собрание руководства РАО И УПРАВИСа приняло решение о разделении функций: в РАО остались музыкальные произведения, а УПРАВИС занялся изобразительным искусством.
Тут надо уточнить: еще в 2015 году «КоммерсантЪ» писал о переходе УПРАВИСа под контроль РАО. Тогда организация была сосредоточена на предметах искусства, которые продаются на аукционах. Теперь, судя по всему, вот сейчас пытается изыскать новые способы заработать.
УПРАВИС получил аккредитацию № МК–03.1/13 от 21 марта 2018 года на «управление правом следования (выделено нами.— «О») в отношении произведения изобразительного искусства, а также авторских рукописей (автографов) литературных и музыкальных произведений согласно подпункта 3 пункта 1 статьи 1244 Гражданского кодекса Российской Федерации» (стилистика документа сохранена). Аккредитация подписана врио министра культуры РФ В.В. Аристарховым (уточним: Владимир Аристархов с мая 2013 по 20 июня 2018 года был первым заместителем министра культуры. Хотя если министр был в отпуске, приставка врио возможна).
Право следования изложено в статье 1293 ГК и касается «отчуждения автором оригинала произведения изобразительного искусства при каждой перепродаже соответствующего оригинала». На вопрос, почему тогда УПРАВИС занимается деятельностью по другой статье, 1270-й (предусматривающей использование произведений, воспроизведение, распространение, публичный показ и т.д.), на «лекции» было сказано, что если есть аккредитация по одному виду деятельности, то можно осуществлять и другой вид деятельности в соответствии с законодательством. Не скроем: такое утверждение вызывает по меньшей мере сомнения.

А теперь вернемся к сюжету, с которого началась эта заметка,— к суду в Екатеринбурге. Там, напомним, речь идет о претензии УПРАВИСа к воспроизведению памятника, объекта городского пространства. Интеллектуальные права скульптора никто, во-первых, не подвергает сомнениям и, во-вторых, никто на них не претендует. Очевидно только, что заказчик памятника, он же собственник,— администрация города. И уж если администрация чем-то нарушила права скульптора, то надо подавать иск к ней в соответствии с аккредитацией, выданной УПРАВИСом. Не следует ли из этого, что вся затея с судом к издателям путеводителя шита белыми нитками? После вопроса о договорах с авторами и их наследниками, в частности с Чусовитиным, собеседники «Огонька» один документ показали. Это была ксерокопия. Первую страницу скрыли, дали прочитать только последний абзац: «Копирование, тиражирование, распространение и репродуцирование в печати перешедшего в собственность ЗАКАЗЧИКА произведения осуществляется в соответствии с нормами об авторском праве» (эта фраза записана на диктофон). Имея в виду, что заказчиком памятника была администрация Екатеринбурга, можно сделать вывод, что это цитата из договора между ею и Чусовитиным. После вопроса: что это за договор, кем подписан, документ без ответа быстро положили обратно в папку. Но признали, что памятник основателям Екатеринбурга действительно перешел в собственность города. А у автора остались «интеллектуальные права». Договор УПРАВИСа с Чусовитиным собеседники не предъявили.

Страна возможностей

На вопрос корреспондента «Огонька» к сотрудникам УПРАВИСа, кто имеет право собирать деньги с издателей, дистрибуторов и продавцов, был ответ: любой, заключивший соответствующий договор с авторами художественных произведений. Любой! Воистину, Россия — страна безграничных возможностей.
Спору нет, защита авторских прав (как, впрочем, и любых других) — важное дело, не может быть защиты по «скользящему прейскуранту», нарисованному с потолка.Когда действует схема «вы должны нам 5 млн, но мы согласны на 80 тысяч», это не защита, а беззастенчивая торговля правами. Причем других людей. И за счет других людей.
Пройдя по всей цепочке, на которой наследил УПРАВИС, невольно ловишь себя на мысли: какие же отчаянные и одновременно безмерно креативные люди населяют нашу Родину! Ведь на ровном месте, где прежде никакого урожая не собрать — россыпи легких денег, и, чтобы «поднять» их, похоже, достаточно небрежностей и нечеткостей в законах, свободы толкований права вместо регламентаций самого права и простой решимости выставить счет. И вот уже в поиске ответа на нелепый вопрос, является публикация фотографии памятника в путеводителе законной или не законной, зависают суды, а некоммерческая организация требует денег с малого бизнеса, который якобы нарушает авторские права,— в рамках «досудебных урегулирований претензий».
Полагаем, что только суд может сказать, виновен ли ответчик и какой суммой он должен доказанную (а не придуманную) вину искупить. Но пока не дали по рукам и пока находятся те, кто платит по первому предъявлению, как не «срубить»?
Александр Трушин
« Муж Луизы Хайруллиной, обвиняемой в хищении...
Путин поручил усилить безопасность дорожного... »
  • -5

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.

+1
Интересно, у Кирилла и Мефодия потомки остались? Что-то я начинаю нервничать)
  • Поделиться комментарием
+1
Ну… Михалков… ещё тот… фрукт!
  • Поделиться комментарием
+2
Барин нашёл свою нишу? :))
  • Поделиться комментарием
+2
Если бы эта ниша была одна еще полбеды. У Бесогона в стране целый термитник. Друг вождя, фигли…