Как военные следователи, прокуроры и контрразведка ФСБ прикрывают хищения в Минобороны

Неожиданное продолжение получила история о теневых схемах вывода денег, предназначенных на финансирование секретных программ Министерства обороны.
Один из участников хищений рассказал о том, как следствие вывело из уголовного дела организатора мошенничества — действующего руководителя финансового спецподразделения военного ведомства. Но это заявление вызвало не активизацию расследования, а упреки со стороны ФСБ. Чего боятся чекисты и почему на это дело закрывают глаза другие силовики — редакция публикует служебные документы, свидетельствующие о сговоре подчиненных Бортникова, Бастрыкина и Чайки.

Запрет на гласность

«Мне звонил сотрудник ФСБ, советовал больше не общаться с журналистами намекая, что для меня это может плохо кончиться», — так начал разговор с корреспондентом ПАСМИ экс-бухгалтер войсковой части 14118, из которой было похищено более 350 млн рублей бюджетных средств.
Напомним, ранее финансист в/ч рассказал, что в течение четырех лет подразделение получало ежегодно почти по 100 «лишних» миллионов. Излишки прикрывались фиктивной документацией, а выводились на банковские карты — через премии «мертвым душам». Организатором схемы собеседник редакции назвал руководителя Центра финансирования спецпрограмм Минобороны (другое название в/ч 22280) Георгия Васильева.
Спустя неделю в распоряжение редакции поступили документы Росфинмониторинга, доказывающий, что Васильев в период хищений ежегодно покупал валюту примерно на 16 млн рублей в год, что в четыре раза превышает его официальный доход. Общий оборот его финансовых операций составил почти полмиллиарда рублей, или $15 млн (с учетом курса доллара на тот период).
Но в официальной декларации эти суммы чиновник не отразил, следует из доклада финансовой разведки. А из рассказа источника ПАСМИ следовало, что СКР, Генпрокуратура и ФСБ закрывает глаза на все эти факты, поскольку Васильев согласует выделение дополнительных выплат для высокопоставленных силовиков, контролирующих секретные программы МО.
Обвинения в адрес военной контрразведки ФСБ, которую возглавляет генерал Николай Юрьев, и побудили высокопоставленного сотрудника ведомства позвонить «разговорившемуся» источнику редакции. Запись телефонного разговора имеется в распоряжении Первого антикоррупционного СМИ.
Собеседник из «конторы» по телефону упрекал бывшего бухгалтера в том, что он без согласования с органами связался с журналистами. Кроме того, чекист заявил, что разглашение фактов коррупции в Минобороны приведет скорее к проблемам для источника, чем к «реанимации» расследования.
Особо примечателен тот момент, что сотрудник ФСБ в разговоре не оспаривал факт вывода руководителя Центра финансирования спецпрограмм Георгия Васильева из уголовного дела по хищениям. Более того, эфэсбэшник намекнул, что прикрывают главу Центра, судя по всему, в ведомстве Сергея Шойгу.
«Почему вы увязываете прекращение уголовного преследования в отношении в/ч 22280 именно с ФСБ, а не с Минобороны РФ либо иными структурами?» — задал наводящий вопрос сотрудник ФСБ.

Обратная реакция

«Я не исключаю, что меня могут лишить возможности общаться с журналистами, для этого у силовиков есть много возможностей и предлогов, поэтому я хочу опубликовать документы, являющиеся 100-процентной гарантией вины Васильева», — с такой просьбой обратился в редакцию экс-бухгалтер в/части, использованной для вывода бюджетных средств.
Документы, о которых шла речь, — это приказы Васильева на премирование так называемых «мертвых душ», в роли которых выступали несуществующие внештатные сотрудники войсковой части 14118.
Например, в сентябре 2011 года Васильев просит руководителя в/ч 14118 «включить в виде исключения в список сотрудников учреждения в программу 1 С внештатного сотрудника Якимова Алексея Владимировича» и начислить ему за качественно выполненную работу более 2,7 млн рублей.
«Алексей Якимов никакого отношения к воинской части 14118 не имел, и Васильеву пришлось специально включать его в программу 1С, поскольку все выплаты в Минобороны по приказу Шойгу происходят только на банковские карты, а для этого человек должен проходить по программе 1С», — пояснил бывший бухгалтер воинского подразделения.
Аналогичные приказы Васильев издавал в 2012, 2013 и 2014 годах, когда, как установило следствие, из в/ч 14118 похищались деньги.





Так, 15 мая 2012 года некоему Андрею Лысенко было начислено 2,5 млн рублей, ровно год спустя на сумму 2,4 млн рублей был премирован никому не известный Эдуард Спирин, а 25 августа 2014 1,8 млн рублейвыписали Владимиру Христинскому.
«Включать новых людей в списки на премирование — это исключительно полномочия в/ч 22280. Она является довольствующим финансовым органом, который устанавливает лимиты целевых расходов для каждой воинской части. И финансисты из этих частей не могут выступать с инициативой о выделении премий и, тем более, заявлять внештатных сотрудников на премирование. Поэтому Васильев не смог бы заявить, что его кто-то ввел в заблуждение, когда он издавал эти приказы. Таких приказов у меня десятки, вам я передал отдельные образцы», — пояснил ПАСМИ бывший финансовый специалист из военной части ядерщиков.

Пропавшие доказательства

Обнародование приказов Васильева стало возможным лишь благодаря предусмотрительности собеседника ПАСМИ: он в свое время делал копии документов, понимая что действия руководителей противозаконны и могут привести к уголовным разбирательствам.
Оригиналы приказов хранились в воинской части 14118, но были утеряны во время обысков, которые в сентябре 2014 года проводил начальник следственного отдела военного следственного управления СКР по РВСН Иван Улыбин. А затем полковник Улыбин «утерял» в списке обвиняемых и всех сотрудников Центра финансирования спецпрограмм.
Васильева и его подчиненных Главное военное управление СКР, которым руководит Александр Сорочкин, вывело из-под удара просто и эффективно — в 2015 году уголовное дело, возбужденное в отношении должностных лиц в/ч 22280, следователи соединили с делом на сотрудников в/ч 14118.

И в итоге, когда в 2019 году следственные действия были завершены, среди обвиняемых не оказалось ни одного человека из Центра финансирования.
Между тем, в материалах проверки, подписанных первым замом Главного военного прокурора Андреем Никулищиным (он покинул этот пост 2017 году) указано, что именно согласованные действия сотрудников в/ч 14 118 и Центра финансирования привели к неправомерному завладению денежными средствами Минобороны. Кроме того, Никулищин указывал на признаки причастности чиновников из Центра к хищениям через 48-й Центральный научно-исследовательский институт Министерства обороны (48 ЦНИИ), которые происходили с 2008 по 2011 годы, то есть еще до момента подключения к преступной схеме ядерной в/ч.








Именно на основе этих материалов прокурорской проверки в 2015 году и было возбуждено уголовное дело против сотрудников Центра финансирования. Расследование было поручено военному управлению СКР, а оперативное сопровождение дела осуществлял Департамент военной контрразведки ФСБ.
В феврале 2015 года Никулищин писал письмо на имя первого зама руководителя ДВКР ФСБ Юрьева, который в настоящее время возглавляет ведомство. Прокурор указывал, что в ходе оперативного сопровождения дела Департаменту военной контрразведки необходимо обеспечить сохранность бухгалтерской документации в/ч 22280, установить круг виновных должностных лиц и получить сведения по их денежным счетам, в том числе — и по счетам руководителя войсковой части Васильева.





В итоге оперативно-разыскных мероприятий ФСБ и были запрошены данные из Росфинмониторинга по должностным лицам войсковой части 22280. Полученные сведения указывали, что в период хищений денежные операции чиновников из Центра финансирования явно превышали их официальный заработок.
Однако, доказательная база причастности к хищениям в Минобороне Георгия Васильева и его подчиненных в дальнейшем не нашла правовой оценки. Причем, «закрыли глаза» на это дело все три силовые структуры — сотрудники СКР прекратили расследование по чиновникам из Центра финансирования, а ФСБ и Генпрокуратура сделали вид, что не видят нарушений в ходе следствия.
При этом фигуранты уголовного дела, которые прямо указывали на причастность Васильева и его замов к хищениям, не раз просили и военную контрразведку, и прокуратуру разобраться в ситуации. Один из последних ответов предоставил помощник Главного военного прокурора Валерия Петрова — Дмитрий Шатилов. В письме заявляется, что военный следственный отдел ВСУ СКР по РВСН ведет дело без нарушений.






Остается добавить, что Георгий Васильев и все его заместители, в отношении которых давали показания фигуранты дела о хищениях, по-прежнему занимают свои посты в Центре финансирования спецпрограмм Минобороны. Это значит, что они продолжают устанавливать лимиты денежного довольствия для войсковых частей и премировать штатных и внештатных сотрудников. ПАСМИ будет наблюдать за развитием событий.
« Экс-полковник СКР рассказал о компромате и...
Стали известны подробности вооруженного... »
  • +1

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.

0
Когда уже вы нажретесь. Чтоб вы удавились
0
какое гос-во, такова и армия…
0
ОДНА СТАЯ.
0
При этой власти такие статьи читаются, как анекдот. Что может измениться после публикаций, если до самого верха все в деле???????
0
Военный прокурор СССР все изменит…