Как пермские полицейские ушли от ответственности при помощи прокуроров

Глава СКР Александр Бастрыкин помог добиться осуждения виновного в смертельном ДТП, но сотрудники следствия МВД, которые четыре года волокитили это дело, остались без наказания. Для отмазки правоохранителей прокуроры использовали амнистию, которая по срокам никак в это дело не укладывалась.
О том, как полицейские прикрывали пьяного водителя, а надзор, в свою очередь, уводил из-под уголовного преследования сотрудников полиции, — в материале ПАСМИ.
Житель Пермского края вступил в противостояние с местными полицейскими, пытаясь добиться объективного расследования гибели сына. Почти пять лет Николай Скорняков потратил, чтобы доказать его невиновность в ДТП. Справедливость отчасти восторжествовала после вмешательства председателя СКР Александра Бастрыкина — виновник смертельной аварии получил срок. Правда те, кто уводил его от ответственности долгие годы, остались без наказания.

Следствие без сомнений и вещдоков

Авария произошла в 2 часа ночи 23 июня 2014 года — автомобиль ВАЗ-2112 врезался в грузовик. В “Жигулях” находились два человека — Евгений Скорняков и Сергей Ермаков, оба, как впоследствии показала экспертиза — в состоянии алкогольного опьянения. Евгений погиб на месте, Сергей получил тяжелые травмы, но остался жив.
Разобраться в обстоятельствах ДТП было поручено следователю Следственного отдела ОВД по Пермскому району Пермского края Надежде Матвеевой. Но особо разбираться она не стала, сразу решив, что за рулем авто находился погибший Скорняков. «В результате ДТП водителю а/м ВАЗ-2112 Скорнякову Евгению Николаевичу 08.01.1992 г.р. причинена смертельная травма», — написала Матвеева в рапорте, вынесенном в день аварии.
Через месяц Матвеева вынесла постановление об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении Евгения Скорнякова — в связи с отсутствием в его деянии состава преступления.
Но еще ранее ее действия привели к утрате вещественных доказательств — по разрешению следователя попавший в ДТП автомобиль забрали со стоянки и утилизировали собственники, также была взята из больницы и уничтожена одежда Ермакова. Неизвестно куда пропали фотографии автомобиля и рентгеновские снимки выжившего молодого человека. Все это сделало невозможным проведение экспертизы по вопросу, кто все-таки был за рулем “Жигулей”.
Но у следователя Матвеевой никаких сомнений в этом вопросе не возникает: первое постановление об отказе в возбуждении уголовного дела отменяет прокуратура, но 20 августа следователь выносит еще одно — аналогичное.
25 февраля 2015 года прокуратура отменяет и это постановление, обязывая Матвееву провести дополнительную проверку в срок до 25 марта. Реакция со стороны следователя наступает только через 5 месяцев после указанной даты — 11 августа 2015 года Матвеева все-таки возбуждает уголовное дело, правда, в отношении неустановленных лиц.

Старые песни на новом уровне

Через месяц это дело у Матвеевой изымают и передают на региональный уровень — в ГСУ ГУ МВД России по Пермскому краю. Но по существу ничего не меняется — следователь Василий Коровин, как и его коллега из районного ОВД, отчего-то уверен, что за рулем был Евгений Скорняков.
В феврале 2016 года Коровин прекращает уголовное дело в отношении Скорнякова в связи со смертью обвиняемого. В постановлении указывается, что “вина Скорнякова Е.Н. в совершении преступления, предусмотренного ч.2 ст. 264 УК РФ полностью доказана и подтверждается материалами уголовного дела”.
Также Коровин постановил прекратить уголовное преследование Сергея Ермакова за невозможностью установить факт, что он управлял автомобилем. Показания свидетелей о том, что нога Ермакова была зажата между водительской дверцей и сиденьем, следователь называет субъективными.
После вмешательства прокуратуры дело вновь возобновляется, но 28 апреля Следователь Коровин выносит постановление о прекращении предварительного следствия так как “установить лицо, управляющее автомобилем ВАЗ-2112 в момент столкновения, не представилось возможным».
С мнением Коровина соглашается его руководство. В ответе на жалобу Николая Скорнякова, подписанном замначальника ГСУ ГУ МВД России по Пермскому краю Максимом Шиловым, указывается: «Следователем Коровиным В.П. приняты все возможные следственные и процессуальные действия, направленные на установление истинных обстоятельств произошедшего».
Представители Николая Скорнякова просят следствие провести повторную судебно-медицинско-автотехническую экспертизу, но Коровин отказывает и 30 июня 2016 года выносит постановление о прекращении уголовного дела в отношении Скорнякова и Ермакова «в связи с непричастностью подозреваемого или обвиняемого к совершению преступления».
Затем следует очередное возобновление следствия, и 5 сентября врио начальника ГСУ Шилов пишет представителям Николая Скорнякова, что дело находится у него на особом контроле, но спустя две недели Василий Коровин снова это дело прекращает — на сей раз в связи с отсутствием в действиях Ермакова и Скорнякова состава преступления.


Комитет против департамента

В поисках справедливости Николай Скорняков добивается личного приема у заместителя начальника Следственного департамента МВД Александра Краковского, который сейчас арестован по делу о превышении полномочий.
В мае 2017 года Скорняков передал Краковскому две жалобы на незаконные действия следователей из ГУ МВД Пермского края. Спустя месяц выяснилось, что высокопоставленный сотрудник МВД в этих жалобах разбираться не стал, а спустил их на региональный уровень: из пермского главка полиции пришел ответ, что никаких нарушений при расследовании дела о ДТП не выявлено.
Перелом в расследовании наступает после того, как отец погибшего молодого человека попадает на личный прием к главе СКР Александру Бастрыкину. Беседа с главным следователем страны состоялась в апреле 2018 года. Александр Бастрыкин забрал дело у Следственного управления УМВД по Пермского краю и передал в центральный аппарат СКР — в третье управления ГСУ СК с дислокацией в Нижнем Новгороде.
Сотрудники следственного комитета, в отличие от полицейских, приняли во внимание показания свидетелей — врача и водителя скорой помощи, а также второго участника ДТП — о том, что за рулем находился живой молодой человек, нога которого была зажата между водительским креслом и дверью.
В декабре 2019 года Сергею Ермакову было предъявлено обвинение в нарушении правил дорожного движения в состоянии алкогольного опьянения, повлекшем смерть человека.
Молодой человек признал вину, и суд, рассмотрев его дело в особом порядке, 15 января 2020 года вынес приговор: два года и десять месяцев колонии общего режима. В начале марта решением Пермского краевого суда данный приговор вступил в законную силу.

Амнистия вместо наказания

Еще одним итогом расследования, проведенного подчиненными Александра Бастрыкина, стала правовая оценка действий следователя Надежды Матвеевой. «Установлено, что в результате умышленных действий следователя полиции Надежды Матвеевой были утрачены основные вещественные доказательства по уголовному делу — легковой автомобиль, одежда и медицинские документы Ермакова. Данные обстоятельства позволили Ермакову вводить следствие в заблуждение относительно своего местонахождения в автомобиле в момент ДТП и явились причиной невозможности экспертов высказаться о расположении Ермакова и погибшего в салоне автомобиля», — отмечалось в заявлении пресс-службы СКР.
В июне 2018 года и.о. руководителя третьего следственного управления Федотов возбуждает против Матвеевой уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 293 УК РФ — “Халатность”.
Она пытается обжаловать постановление в суде, но и первая, и апелляционная инстанции признают возбуждение дела законным и обоснованным.
В мае 2019 года дело переквалифицируют на ч.1 ст.285 УК РФ “Злоупотребление должностными полномочиями” и предъявляют Матвеевой обвинения.
Сначала она вину не признает и давать показания отказывается, но через два месяца кардинально меняет позицию и добивается рассмотрения дела в особом порядке.
15 октября 2019 года Индустриальный районный суд Перми прекращает дело Матвеевой в связи с амнистией, объявленной к 70-летию Победы 24 апреля 2015 года.


Давняя халатность

Кстати, следователю Василию Коровину также удается избежать ответственности. В его отношении даже не было возбуждено уголовное дело. По результатам проверки 4 августа 2019 года следователь третьего управления ГСУ СКР Старичихин вынес постановление об отказе в возбуждении уголовного дела по ч.1 ст. 293 УК РФ “Халатность” за истечением сроков давности уголовного преследования.
В возбуждении уголовного дела по статьям 285 и 286 УК РФ — превышение полномочий и злоупотребление полномочиями — было отказано за отсутствием в деяниях Коровина составов данных преступлений.
Николай Скорняков считает, что постановление об отказе в возбуждении дела вынесено незаконно и необоснованно. По его мнению, в действия следователя имеется состав преступления предусмотренного ч. 1 ст. 285 УК РФ, как и в действиях Матвеевой.
Отец погибшего уверен, что Коровин покрывал настоящего виновника ДТП умышленно. В частности, следователь проигнорировал оперативные записи разговоров Ермакова, явно свидетельствующие о его попытках развалить дело, которые имеются в материалах дела.
Так, о намерении заплатить за уход от ответственности упоминается в ходе беседы Ермакова с отцом: “Экспертам надо будет заплатить однозначно и надо будет заплатить тому человеку, который будет разваливать это все дело. Надо чтобы исчезла одна какая-нибудь вещественная вещь, ну доказательство….»
Также незаконным Николай Скорняков считает отказ в возбуждении дела против руководства ГСУ ГУ МВД России по Пермскому краю — начальника управления Максима Шилова и ряд других должностных лиц. “Они были непосредственными руководителями следователей Коровина и Матвеевой, давали им указания, должны были контролировать надлежащий ход расследования уголовного дела, что должным образом сделано не было”, — пояснил Николай Скорняков.
Он обращался с просьбой оказать содействие в привлечении Коровина и его руководителей к уголовной ответственности к Юрию Чайке, когда тот занимал должность генпрокурора, но безрезультатно.

Дойти до Лебедева

Также безрезультатно завершились попытки Николая Скорнякова добиться отмены применения амнистии к Надежде Матвеевой. Отец погибшего уверен: чтобы вывести Матвееву из-под уголовного преследования и подвести ее под амнистию, была искажена информация о сроках преступления.
В постановлении суда указывается, что преступление Матвеевой окончено 20 августа 2014, то есть до объявления амнистии, а следовательно, она имеет право быть амнистированной.
По нормам закона, преступление оканчивается, когда виновный в нем совершит действия, направленные на его прекращение, а постановление об отказе в возбуждении дела от 20 августа 2014 года такими действиями считать нельзя, уверен Николай Скорняков.
“Какие действия были совершены Матвеевой Н.В. направленные на прекращение преступления после 20 августа 2014 года? Никаких — как нарушала Матвеева мои права как потерпевшего, как не выполняла свои должностные обязанности, так и продолжила после этой даты вплоть до вынесения постановления о возбуждении уголовного дела от 11 августа 2015 года”, — отмечает он.
Именно эту дату — 11 августа 2015 года, по мнению Скорнякова, следует считать окончанием преступления следователя Матвеевой, но в этот случае амнистия ей не положена, так как объявлена гораздо раньше.
Свои доводы Николая Скорняков изложил в апелляционной жалобе, но 28 ноября 2019 года Пермский краевой суд оставил эту жалобу без удовлетворения. А 27 апреля 2020 года применение к Матвеевой амнистии признал законным и Седьмой кассационный суд общей юрисдикции.
Но Николай Скорняков не теряет надежды на восстановление справедливости — он намерен обратиться в Верховный суд России.

Противоречивый надзор

Наряду с этим Николай добивался личного приема у генпрокурора Игоря Краснова. Он хотел, чтобы была дана правовая оценка сотрудникам прокуратуры, которые осуществляли надзор за следствием, прежде всего, Александру Дерышову, который в то время занимал пост заместителя прокурора Пермского края, а теперь назначен его помощником по особым поручениям.
Скорняков указывает на постоянные противоречия в позиции надзорного органа по делу о ДТП. Так, к примеру, в ответах из краевой прокуратуры от 4 апреля и 4 мая 2016 года указывалось, что постановление от 11 февраля этого же года о прекращении уголовного дела против Евгения Скорнякова в связи с его смертью является необоснованным, в связи с чем дело возвращено на дополнительное расследование.
А уже 10 октября региональный надзорный орган вдруг стал придерживаться прямо противоположной позиции. Прокуроры признают законным постановление о прекращении уголовного дела, которое вынес все тот же следователь Коровин 18 сентября 2016 года, так как установить вину Ермакова либо Скорнякова в совершении преступления не представляется возможным.
А спустя чуть более года, 4 декабря 2017, прокуратура вдруг признает, что свидетельские показания все-таки дают возможность предположить, что водителем автомобиля и, соответственно, виновником ДТП является именно Сергей Ермаков.
Так же менялась позиция краевого надзорного ведомства в оценке действия следователя Коровина. Так в феврале 2017 года заместитель прокурора Пермского края Александр Дерышов пишет помощнику полномочного представителя президента РФ в Приволжском федеральном округе Михаила Бабича, что “на данный момент все необходимые следственные и процессуальные действия выполнены в полном объеме.»
А уже в сентябре 2017 года тот же Дерышов выносит представление об устранении нарушений уголовно-процессуального законодательства, в котором указывает, что “затягивание расследования уголовного дела, несвоевременное проведение необходимых следственных действий привело к волоките по уголовному делу”.
Оценки действий следователя Надежды Матвеевой тоже меняются на диаметрально противоположные. 1 октября 2016 года прокуратура Пермского края признает, что «по результатам служебной проверки в действиях старшего следователя СО ОМВД России по Пермскому району Матвеевой Н.В. установлены нарушения служебной дисциплины, выразившиеся в необоснованной выдаче автомобиля ВАЗ-2112, однако в связи с истечением срока давности Матвеева Н.В. к дисциплинарной ответственности не привлечена».
А в 2017 году из регионального надзорного органа приходят ответы со следующим содержанием: «Оснований для инициирования в отношении следователя СО ОМВД России по Пермскому краю Матвеевой Н.В. и следователя ГСУ ГУ МВД России по Пермскому краю Коровина В.П. процессуальной проверки в порядке ст.ст. 144-145 УПК РФ не имеется. Таким образом, оснований для принятия мер прокурорского реагирования в настоящее время не усматривается».
При этом позднее, напомним, Матвеевой было предъявлено обвинение в злоупотреблении должностными полномочиями, и она полностью признала вину. “В этой связи неясно, почему прокуратура Пермского края на протяжении всего времени придерживалась позиции, что данный состав преступления является нарушением служебной дисциплины и не установила оснований для принятия мер прокурорского реагирования”, — недоумевает Николай Скорняков.
Также непонятно, почему жалобы на следователей Матвеевой и Коровина прокуратура Пермского края перенаправляла в ГСУ ГУ МВД России по Пермскому краю — то есть в тот орган, действия которого были обжалованы.
При этом прокуроры позволяли себе давать противоречивые ответы не только самому Скорнякову, но и уполномоченному по правам человека в Пермском крае — этот пост в то время занимала Татьяна Марголина. Так, 26 декабря 2016 года ей был дан ответ, что постановление Коровина от 18 сентября обоснованно, а 9 января 2017 года — что это постановление отменено.


Есть и в прокурорских действиях загадочная история — в надзорном производстве подшит ответ Николаю Скорнякову тогдашнего прокурора Пермского края Вадима Антипова, хотя сам Скорняков уверяет, что никаких документов за подписью Антипова никогда не получал. По словам отца погибшего юноши, этот ответ не был зарегистрирован соответствующим образом, поскольку в нем отсутствует дата издания документа, исходящий номер документа и подпись Антипова.
Правда фамилия Антипова, но уже в качестве адресата упоминалась в другом документе — письме генеральной прокуратуры РФ от 8 августа 2017 года. Там указывается на несоблюдение следствием разумных сроков производства и предлагается организовать служебную проверку в отношении должностных лиц, не обеспечивших надлежащий надзор за расследованием.
Из ответа Антипова следует, что данная проверка показала, что несвоевременное возбуждение уголовного дела стало следствием ненадлежащего надзора за исполнением законов со стороны заместителя прокурора Пермского района Пермского края Трубникова и помощника районного прокурора Раева.
“В связи с этим неясно, по каким причинам прокуратура Пермского края не придала значение нарушениям, допущенным в связи с ненадлежащим исполнением должностных обязанностей сотрудников районной прокуратуры”, — отмечает Николай Скорняков.
Правда, пока статья готовилась к публикации, в личном приеме у Краснова отцу погибшего молодого человека отказали. В ответе из генпрокуратуры говорится, что вопрос о личном приеме поставлен преждевременно, так как не имеется ответа на обращения за подписью заместителя генерального прокурора.

Между тем, Николай Скорняков еще летом прошлого года встречался с замом главы надзорного ведомства Сергеем Зайцевым и передал ему свою жалобу. А вот ответ получить не удалось: в управлении генпрокуратуры по Приволжскому федеральному округу документ предоставить отказываются, ссылаясь на ведомственную инструкцию о порядке рассмотрения обращений граждан.

Ждите ответа

Но даже больше, чем на встречу с Красновым, Николай Скорняков надеется, что его второй раз примет Александр Бастрыкин. Но пока попасть на прием не удается.
Обращение на официальный сайт СКР Николай Скорняков направил в СКР 12 декабря прошлого года. Также он неоднократно звонил на телефонную линию, специально созданную для записи на прием к Бастрыкину.
25 декабря Николай получил ответ, где указано, что его обращения получены и приняты. “В случае положительного решения об организации повторного личного приема председателем Следственного комитета Российской Федерации, вас заблаговременно об этом уведомят”, — говорится в письме.

За прошедшие с тех пор четыре месяца никаких сообщений из СКР не поступало. 6 мая Николай Скорняков снова обратился в следственный комитет с просьбой об аудиенции у Бастрыкина.
« Дело «омбудсмена полиции» будет расследовать...
МВД не поддержало введение уголовной... »
  • +3

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.