Российские силовики вступились за криминального авторитета

Осужденные башкирской колонии не признали воровского титула авторитета Звиада Озманова (Звиад Тбилисский). Поговаривают, их на это подбил давний враг Озманова Эдуард Асатрян (Эдик Осетрина). И тогда за Озманова неожиданно вступились силовики: они отправились к боссам преступного мира и настоятельно порекомендовали вступиться за опального авторитета.
Главного вора России Захария Калашова (Шакро Молодой) в случае отказа обещали лишить немногих радостей арестантской жизни — деликатесов и тренажерного зала. Но самое любопытное, что в деле Звиада Озманова столкнулись интересы разных силовых ведомств — у Эдика Осетрины, как ни странно, тоже нашлись могущественные покровители в погонах… В подробностях громкой истории «Лента.ру»разбиралась вместе с порталом о криминальном мире страны «Прайм Крайм».

Ненавистник Осетрин

Очередное противостояние в криминальном мире началось с того, что в начале мая осужденные исправительной колонии №2 (ИК-2) в городе Салавате (Башкирия) не признали воровской титул 36-летнего Звиада Озманова, известного в криминальных кругах как Звиад Тбилисский. В ИК-2 Озманова перевели из Верхнеуральской тюрьмы, и этот перевод для него не первый. В местах лишения свободы авторитет оказался после того, как в марте 2017 года был приговорен к десяти годам лишения свободы за мошенничество и разбой.
Воровской титул Звиад получил в 2013 году, когда ему было 28 лет. Для этого ему пришлось вмешаться в давний воровской конфликт и отомстить за криминального авторитета Давида Себискверадзе (Дато Кутаисский). Дато оказался прикован к инвалидному креслу после того, как в 2000 году получил пулю от вора в законе Роланда Чикваидзе (Кутаисского). Звиад отомстил за Дато и зарезал Чикваидзе в Санкт-Петербурге, за что и был награжден воровским титулом.
Из семи лет, что Звиад Озманов считается вором в законе, шесть он находился за решеткой, однако за этот небольшой по криминальным меркам срок умудрился нажить немало опасных врагов, главным из которых стал вор в законе Эдуард Асатрян. Впрочем, Озманов сделал для этого все возможное: в 2013 году он вместе с другими авторитетами участвовал в избиении Асатряна и его коронованного сына Сергея (Осетрина-младший).

Звиад Озманов (Звиад Тбилисский)
Но на этом Звиад не успокоился: в 2014 году в Бутырском СИЗО он стал одним из тех, кто подписал «прогон» (воровское послание) о том, что Эдик Осетрина не является вором в законе. А после Озманов долго и упорно устраивал всевозможные проблемы Асатряну-младшему. С чем связана его ненависть к Асатрянам — вопрос открытый. Но когда весной 2020 года Озманов оказался в Салаватской ИК-2, Эдик Осетрина решил нанести ему ответный удар.

Век тренажеров не видать

Когда Озманов оказался в ИК-2, Асатрян и еще несколько воров дали указание «положенцу» (представителю криминальных авторитетов) колонии не признавать новичка вором в законе. По мнению Асатряна и его сторонников, Озманов тесно сотрудничал с администрацией всех мест лишения свободы, в которых оказывался, и выполнял все директивы тюремщиков.
Удивительно, но утверждение Эдика Осетрины оказалось справедливым: за Озманова вступились силовики. Их представители, в частности, посетиличеченского вора в законе Азиза Батукаева (Азиз) и настоятельно рекомендовали не вмешиваться в конфликт вокруг Озманова. Возмущенный этим Батукаев ответил, что «это не их [силовиков] дело», позвонил в ИК-2 и «призвал зарезать Звиада».

ИК-2 в Салавате (Башкирия)
После этого в ИК-2, где содержится Озманов, экстренно были приняты усиленные меры безопасности. А с заключенными, потенциально способными навредить криминальному авторитету, провели профилактическую работу. Заступничество за Звиада этим не ограничилось. По данным «Прайм Крайм», сотрудники центрального аппарата Федеральной службы исполнения наказаний (ФСИН) России нагрянули к самому Захарию Калашову (Шакро Молодой) — лидеру преступного мира России, отбывающему наказание в ИК-2 в поселке Двубратский (Усть-Лабинский район Краснодарского края).
Калашову поставили ультиматум: во что бы то ни стало подтвердить своей властью воровские полномочия Звиада Озманова, ведь в противном случае «нет никакого смысла держать Шакро в Краснодарском крае, в комфортных условиях, где у него еда из ресторанов и тренажерный зал, как в Олимпийской деревне». Почти сразу после этого разговора в поддержку Озманова выступил один из сторонников Шакро — вор в законе Камо Сафарян (Камо Горьковский). В итоге 10 мая заключенные ИК-2 в Салавате все-таки признали Озманова вором в законе.

«Они оба — мусора»

Впрочем, как отмечает «Прайм Крайм», не только Звиад Озманов связан с силовиками: претензии в сотрудничестве с правоохранительными органами (что само по себе недопустимо для вора и считается самым тяжким нарушением воровского закона) можно предъявить и его противникам, включая самого Эдика Осетрину.
В этом плане особенно любопытны отзывы лидеров преступного мира о происходящем в Салавате. В частности, узнав о ситуации в ИК-2, Шакро Молодой заявил: «Звиада знать не знаю, но знаю, что Эдик [Осетрина] не вор». Главный авторитет Азербайджана Надир Салифов (Гули) прокомментировал противостояние Озманова и Осетрины в похожем ключе.
Они оба — мусора, и в их грызне нет ни капли воровского
Надир Салифов (Гули, )главный криминальный авторитет Азербайджана

Причины для таких утверждений действительно есть: как пишет «Прайм Крайм», в 2019 году сын Асатряна Сергей смог вернуть себе воровской титул при помощи администрации тюрьмы в городе Балашове (Саратовская область). Да и сам Эдик Осетрина принадлежит «к числу единичных воров, которые свободно передвигаются по России и имеют иммунитет от преследования по статье 210.1 УК РФ (Занятие высшего положения в преступной иерархии), что априори невозможно без сотрудничества с силовыми структурами».
Это выдержка из статьи, опубликованной на сайте «Прайм Крайм», 9 мая. Судя по всему, материал сильно задел тех, кто в нем упомянут. Как рассказала«Ленте.ру» редактор «Прайм Крайм» Виктория Гефтер, вскоре после публикации в редакцию поступили угрозы с требованием удалить из статьи на сайте «компрометирующие» сведения об Эдике Осетрине и его сторонниках:
«Передайте (имя владельца сайта): если он эту грязь не уберет, то будут большие проблемы! А дальше сами решайте — я говорю то, что меня просили передать. Дальше вам виднее — остальное увидите сами. (...) Вы нажили очень опасных врагов», — написал неизвестный. Как отметила Виктория Гефтер, такое в истории «Прайм Крайм» происходит впервые.

«Силовики не разрешают трогать этого вора»

По словам Виктории Гефтер, сегодня завербовать вора в законе сотрудникам правоохранительных органов не так сложно, как раньше, однако такая вербовка для оперативников все же считается большим успехом и залогом продвижения по службе. Именно поэтому силовики вступились за Звиада Озманова: такими кадрами не разбрасываются, да и история отношений у них давняя.
Что касается Эдуарда Асатряна, о его связях с правоохранительными органами воры в законе говорят давно и упорно, хотя явных доказательств этому нет. Единственное, что отличает двух воров, — ведомства, которые за ними стоят. «Звиада, поскольку он сидит, курирует непосредственно ФСИН, а Асатряна, поскольку он на воле, — другая всесильная служба», — считает редактор «Прайм Крайм».

Эдуард Асатрян (Эдик Осетрина)
При этом по понятиям, принятым в криминальном мире, сотрудничество с правоохранительными органами — табу для всех без исключения воров в законе. Подобный факт всегда был и остается однозначным основанием для лишения воровского титула. Но сотрудничество еще придется доказать, для предъявления претензий нужно что-то конкретнее, чем разговоры. Кроме того, претензии вору в законе предъявляют на сходке, на которую авторитета еще нужно заманить, — добровольно он туда не придет.
Как объясняет Виктория Гефтер, на ту сходку, где отца и сына Асатрянов побили в 2013 году, их заманили хитростью, а с тем вором, который это устроил, они были вынуждены помириться.
Асатряны были вынуждены пойти на примирение, поскольку их оппонент тоже имеет «постоянную прописку» в Москве. Силовики не разрешают трогать этого вора другим авторитетам и выяснять с ним отношения. Таковы современные нравы
Виктория Гефтер, редактор ИА «Прайм Крайм»
По словам Гефтер, сегодня в преступном мире практически нет воров, к которым ни у кого нет претензий, — взаимными обвинениями воры фактически сами загнали себя в этот тупик. Те авторитеты, которые обвинили Звиада Озманова в сотрудничестве с тюремщиками, в кулуарах говорят то же самое о главном воре России Шакро Молодом. Правда, открыто предъявить ему претензии по понятным причинам не рискуют.
Зато обвинения в порочащих связях с силовиками, которые сегодня можно предъявить многим ворам в законе, легко становятся оружием против фигур поменьше. Именно так и случилось со Звиадом Озмановым, которому попытался навредить авторитет, сам имеющий заступников из «всесильной службы».
« Полковника ФСО арестовали по обвинению в...
Захвативший заложников в банке в Москве признал... »
  • -6

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.

0
власти, это те люди которые прошли тщательный отбор во время аттестации в годы правления Медведьева. Такие ему нужны