Самая дерзкая банда СССР, которая не боялась даже Сталина. Кто сумел ее остановить?

Послевоенные годы в Советском Союзе были омрачены, помимо разрухи, небывалым разгулом преступности. Поэтому сотрудники милиции, которые могли дать бандитам достойный отпор и обеспечить безопасность граждан, становились настоящими легендами.
Одним из таких выдающихся сыщиков был Игорь Скорин, который в начале 50-х годов возглавил отдел по борьбе с тяжкими преступлениями в Московском уголовном розыске. За годы работы в милиции полковник Скорин сумел дать бой налетчикам, нападавшим на золотые прииски, поймать британского агента, ставшего главарем бандитской группировки, и разгромить самую дерзкую банду Москвы, которая орудовала возле дачи самого Сталина. Историю легендарного сыщика вспомнила «Лента.ру».


Фото: РИА Новости

Вечер 13 февраля 1953 года, Красногорск Московской области. Трибуны на хоккейном матче ломятся от зрителей, и в толпе совсем незаметны хмурые мужчины в штатском, прячущие под гражданской одеждой табельное оружие.

Уже много месяцев они охотятся на неуловимую банду, которая совершила 26 налетов на столичные сберкассы и магазины, оставив после себя 17 трупов. Одно из таких преступлений было совершено буквально в двух шагах от дачи Сталина, что привело в ярость главу Московского горкома партии Никиту Хрущева.

Но теперь милиционеры наконец напали на след. Вычислить главаря опасной группировки сумел выдающийся сыщик, начальник отдела по борьбе с тяжкими преступлениями МУР Игорь Скорин. Он знает: главарь — на хоккейном матче. И через считаные часы в деле одной из самых дерзких банд СССР будет поставлена точка.

***
В 1936 году студента Иркутского сельскохозяйственного института Игоря Скорина по комсомольской путевке направили на службу в уголовный розыск Восточно-Сибирского края. Первым серьезным заданием для 21-летнего милиционера стала борьба с бандами, которые в те годы частенько грабили золотые прииски.

Одной из самых опасных среди них считалась банда Жукова: налетчики внезапно появлялись из тайги и нападали на поселения старателей. Бандиты не щадили никого, грабили и убивали всех, кто попадался им на пути. За два года эта группировка нанесла государству ущерб на сотни тысяч рублей.

Задержать и обезвредить жуковцев удалось лишь в 1940 году — во многом благодаря Игорю Скорину. Тот под видом читинского вора вошел в доверие к бандитам, что позволило за несколько дней разгромить группировку и задержать ее главаря. За ликвидацию банды Скорин получил повышение — возглавил отдел по борьбе с бандитизмом в Читинской области.

Именно в этой должности милиционер встретил начало Великой Отечественной войны. В военные годы Скорин налаживал работу уголовного розыска в освобожденных от фашистов районах и отвечал там за восстановление правопорядка. Опытных сыщиков тогда не хватало, поэтому Скорина часто переводили с одного места на другое.

Бандитский транзит

В разные годы Игорь Скорин руководил уголовным розыском (УГРО) в Крыму, в Белоруссии противостоял бандитам, которые прятались в лесах и болотах. После окончания войны Скорина направили руководить оперативниками УГРО в Латвийской ССР, где действовало мощное националистическое подполье.

Оно осталось после ликвидации так называемого Курляндского котла — попавшей в окружение крупной Курляндской группировки вермахта. Остатки ее частей пытались с боями пробиваться в англо-американскую зону оккупации или в нейтральные страны, чтобы избежать советского плена.



Рига в первые дни после освобождения Красной армией от немцев
Фото: РИА Новости

Впрочем, это был не единственный фактор, осложнявший обстановку в Латвии. Дело в том, что советские бандиты, стремившиеся на Запад, рассматривали республику как транзитный пункт на пути из Советского Союза, и она буквально кишела различными группировками.

Одной из самых опасных среди них считалась банда Валдомса, которая специализировалась на ограблениях предприятий пищевой промышленности.

В середине 1940-х рижские маслодельные заводы налетчики грабили не менее пяти раз — их привлекало ценное и дефицитное в то время продовольствие

При этом бандиты отличались особой жестокостью: когда бойцы советского истребительного батальона пытались устроить засаду на одном из заводов, налетчики перебили их всех. Это преступление получило широкий резонанс, и Скорину дали месяц на ликвидацию группировки.

Из шпионов в разбойники

Игорю Скорину удалось выяснить, что у бандитов из группировки Валдомса была сеть подельников на разных заводах, которые впускали преступников, тайком открывая ворота. Новую зацепку сыщики получили после того, как банда угнала грузовик ЗИС-5 с полутора тоннами сахара.

Похищая транспорт, налетчики избили водителя Серегина (тот позже расскажет, что видел у них немецкие автоматы), а вот экспедитора Римшу почему-то не тронули. Скорина заинтересовал этот факт, и на допросах он смог раскусить экспедитора: тот действительно оказался подельником бандитов.



Советский грузовик ЗИС-5
Фото: Nenea hartia / Wikimedia

При обысках дома у Римши нашли 400 тысяч рублей, золотые украшения, шесть автоматов и десять пистолетов. Тогда Игорь Скорин решил организовать засаду у дома экспедитора, которую возглавил лично. Именно благодаря ей все участники банды Валдомса были задержаны.

На следствии выяснилось, что Валдомс был опытным преступником, когда-то бежавшим из Латвии в Швецию, где его завербовала британская разведка.

В республику он вернулся для шпионажа, но вместо этого довольно скоро вновь взялся за криминал

После успехов в Латвийской ССР Игоря Скорина перевели на Украину, где он эффективно боролся с бандеровским подпольем, демонстрируя не только мужество, но и выдающиеся аналитические способности. Достижения сыщика не остались незамеченными: вскоре его назначили замначальника УГРО Московской области.

Налет у дачи Сталина

Следующей ступенью в карьере Скорина стал отдел по борьбе с тяжкими преступлениями Московского уголовного розыска (МУРа), который считался одним из самых сложных. Именно во время работы в Москве сыщику суждено было столкнуться с самым большим вызовом в карьере.

В 1951 году в столице вовсю орудовали загадочные бандиты, которые все свои преступления совершали по одному сценарию. Вначале они подбирали объекты для налетов — например, сберкассы, где хранились крупные суммы денег, или магазины с ценными товарами.


В дежурной части отделения советской милиции
Фото: ТАСС

Преступники проводили разведку, планировали пути отхода и продумывали маскировку — порой они проникали на заранее намеченные объекты под видом милиционеров. Бандиты умело взламывали сейфы и без раздумий пускали в ход оружие: в ходе 26 налетов в Москве и области они совершили 17 убийств.

Покидая очередную сберкассу или магазин, злоумышленники вешали на двери свой навесной замок, чтобы создать милиционерам максимум препятствий.

А еще налетчики в целях конспирации часто меняли места жительства. Благодаря этим хитрым приемам они могли еще долго промышлять в столичном регионе

Но однажды они допустили роковую ошибку, совершив очередной налет рядом с дачей Иосифа Сталина. Это была неслыханная дерзость, и власти решили положить конец бандитскому беспределу. Никита Хрущев, в то время глава Московского горкома партии, недвусмысленно намекнул на личную ответственность каждого оперативника в этом деле.


Никита Хрущев
Фото: РИА Новости

А начальники райотделов милиции, на территориях которых бандиты действовали особенно активно, были отстранены от должностей и арестованы.

Люди в тени

Для того чтобы задержать преступников, свои усилия объединили все правоохранительные органы столичного региона. Активно включился в работу и Игорь Скорин: для начала он убедил начальника уголовного розыска Главного управления МВД СССР Александра Овчинникова, что милиционеры имеют дело с одной, а не с несколькими бандами.

Из доклада Игоря Скорина руководству МВД
«В каждом нападении за главного — высокий белобрысый парень, в большинстве случаев он в коричневом кожаном пальто. На правом плече пальто кожа вырвана треугольным клочком, а потом аккуратно зашита. Об этом говорят несколько свидетелей. Он вооружен двумя пистолетами, но всякий раз стреляет из ТТ.

Гильзы, найденные на местах преступлений, по заключению баллистической экспертизы, выстрелены из одного пистолета. Второй преступник низкого роста, в потрепанной телогрейке, во время ограблений из-за пазухи достает мягкую дерматиновую сумку и складывает в нее деньги, причем всюду действует одинаково.

Кроме того, грабители, уходя из магазина, закрывают наружную дверь навесным замком, принесенным с собой. Вряд ли так могут поступать разные группы».

Впечатленный заключением Скорина, Овчинников назначил его старшим по операции и призвал начать расследование сначала. По мнению главы МУРа, главная ошибка сыщиков заключалась в том, что они работали по сложившимся штампам и представляли бандитов матерыми уголовниками, хотя в обычной жизни они могли быть людьми с хорошей репутацией.

Мы этих грабителей ищем среди неблагонадежной публики, а они могут вести себя в своем поселке, на улице так, что у местных работников не возникает ни сомнения, ни желания считать их участниками дерзких преступлений. Кроме того, все они могут иметь неплохие характеристики. Например, прилично работают, учатся, занимаются спортом — Александр Овчинников, в начале 50-х годов — начальник Уголовного розыска Главного управления МВД СССР

После этого Скорину стали поступать оперативные материалы обо всех мелких драках и нарушениях общественного порядка группами молодых людей. Сыщик и его коллеги тщательно анализировали полученную информацию: за короткое время они раскрыли несколько преступлений в Москве и области.

Но главного — следов участников загадочной группировки — долгое время найти не удавалось.

«Они говорили об убийствах с особым цинизмом»

Все изменил рядовой доклад Скорину от начальника уголовного розыска Красногорского района Московской области: в нем, среди прочего, говорилось о некой группе молодых людей, которая как-то нарушила порядок в местном Доме культуры.


Иван Митин

В докладе подробно описывался один из нарушителей — 30-летний мастер оборонного производства Иван Митин. Из рапорта следовало, что у Митина хорошая репутация на работе, но Скорин обратил внимание, что по описанию мужчина подозрительно похож на главаря бандитов. Сообщили сыщику и о том, с кем общается Митин, где работают его товарищи и как они вместе проводят досуг. Некоторые из них играли в хоккейной команде, поэтому компания часто ходила на матчи, а потом гуляла по Красногорску, попутно заглядывая в рестораны или пивные. Сыщики решили сыграть на этом: они привезли на очередной хоккейный матч в Красногорск двоих свидетелей налета дерзкой банды.


Стадион в Красногорске, 1950-е годы
Фото: Последняя банда: сталинский МУР против «черных котов» Красной Горки

Те опознали в толпе Ивана Митина как главаря группировки, а товарищей мастера — как его подельников. Утром на следующий день, 14 февраля 1953 года, Иван Митин — главарь банды, многие месяцы державшей в страхе москвичей — был задержан без единого выстрела. Следом в руках милиционеров оказались все его подельники. Вскоре задержанных стали допрашивать.

Из воспоминаний Игоря Скорина
«Они [участники банды Митина] не подходили под обычную схему, под ту мерку, по которой их искали. Один из приятелей Митина участвовал только в одном нападении и, получив свою долю награбленного, купил себе половину дома, продолжал работать и больше ни в каких преступлениях не участвовал.

Однако два пистолета он хранил у себя в тайнике и иногда по просьбе Митина вооружал ими кого-либо из участников. Второй работал на железной дороге, считался хорошим служащим и изредка участвовал в преступлениях. Надо сказать, что каждый преступник, особенно Митин, очень заботился о своей репутации на работе и дома.

Кстати, после задержания Митин и остальные, убедившись, что мы знаем о них многое, совсем не запирались и на первых же допросах говорили о своих убийствах и ограблениях с особым цинизмом и хладнокровием».

Со службы на экраны

Как установили следователи, в банду Ивана Митина входили 12 человек, которые вели двойную жизнь: в одной они были жестокими преступниками, а в другой — уважаемыми тружениками оборонного производства (главарь даже был представлен к ордену Трудового Красного Знамени).

Решительный и дисциплинированный, Митин управлял своей группировкой железной рукой, благодаря чему она долгое время оставалась неуловимой для правоохранительных органов. Операция по поимке митинцев стала одной из самых ярких страниц в истории советского уголовного розыска — и главным делом Игоря Скорина.


Игорь Скорин
Фото: Timon63 / Wikimedia

Некоторое время спустя он возглавил Уголовный розыск Киргизской ССР, проработал там несколько лет и ушел на заслуженный отдых. Уже будучи пенсионером, Скорин написал 12 книг, посвященных борьбе с преступностью и основанных на уникальном личном опыте. За свою службу и особые заслуги полковник был удостоен 16 наград, включая медали «За отличную службу по охране общественного порядка» и знак «Заслуженный работник НКВД».

Легенда советской милиции, Скорин стал прототипом полковника Данилова в серии романов Эдуарда Хруцкого, по одному из которых был снят известный советский фильм «Приступить к ликвидации». А в сериале «На углу у Патриарших» одного из ключевых персонажей — пенсионера МВД — зовут Игорь Скорин: это стало еще одним знаком уважения знаменитому милиционеру.
« Подробности смерти Анастасии Деминой,...
«Обзвонил морги и больницы». Как убийца умолял... »
  • +21

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.