Как арестанты СССР и России брали заложников в тюрьмах и что требовали за их жизни?

В Ростове-на-Дону продолжается расследование захвата заложников, который произошел в местном СИЗО №1 16 июня. Утром того дня шестеро арестованных, большая часть которых была связана с запрещенной в России международной террористической организацией «Исламское государство» (ИГ), выбрались из камеры и взяли в заложники двоих сотрудников изолятора.
Переговоры с захватчиками не дали результата, и в ходе штурма их ликвидировали бойцы спецназа. Теперь работникам ростовского СИЗО №1, допустившим побег арестантов, грозит уголовное дело о преступной халатности. Это происшествие стало в России первым подобным случаем за многие годы, однако захваты заложников в изоляторе как в российской, так и в советской истории случались и раньше. О самых громких вспомнила «Лента.ру».


Фото: Ираклий Чохонелидзе / ТАСС

«Мы начнем выкидывать головы»

Утром 10 мая 1989 года 27-летний рецидивист Владимир Рыжков по кличке Рыжий, содержавшийся в саратовском СИЗО №1, напал на надзирательницу Марию Грачеву, когда возвращался с тюремной прогулки. В руках Рыжкова и троих его сообщников, помимо Грачевой, оказалась ее напарница и два юных арестанта.

Руководство оперативного штаба, развернутого у СИЗО, рассматривало разные варианты освобождения заложников: например, сидящий в камере криминальный авторитет, который был агентом руководства изолятора, предлагал лично разобраться со злоумышленниками, если ему дадут пистолет.

Но в штабе такой вариант сочли слишком рискованным для заложников. В итоге решили удовлетворить требования захватчиков: заряженный пистолет и микроавтобус РАФ-2203. Беглецы покинули СИЗО, но им на хвост сели милиционеры, и в тот момент, когда в микроавтобусе кончился бензин, попытались задержать преступников. Но те заперлись в автомобиле и пригрозили расправиться с заложниками.

Они говорят: «Будете преследовать — головы [заложников] начнем выкидывать», Александр Косыгин, в 1989 году — начальник УВД Саратовского облисполкома

Захватив по пути еще одну заложницу, злоумышленники забаррикадировалась в квартире своего знакомого, взяв в заложники также его жену и двухлетнюю дочь. Угрожая расправиться с девочкой, беглецы потребовали автомат, деньги и самолет в Гондурас. А пока с ними шли переговоры, из Москвы в Саратов срочно прибыли бойцы спецназа «Альфа».






Арестанты, сбежавшие из саратовского СИЗО №1 в 1989 году
Кадр: телепередача «Следствие вели…»

Им впервые предстояло штурмовать квартиру. Они разделились на две группы и ворвались в помещение через окна и двери почти одновременно. Преступников задержали за считаные секунды, при этом их главарь Рыжков успел выпустить несколько пуль, которые, к счастью, попали в бронещит одного из бойцов.
В результате штурма все заложники остались живы, а захватившие их беглые арестанты позже получили от 14 до 15 лет лишения свободы.

«Какой дурак держит в тюрьме арсенал?»

11 августа 1990 года устроить бунт в СИЗО Сухуми (Абхазская ССР) решили два приговоренных к расстрелу бандита — трижды судимый Павел Прунчак и грабитель-рецидивист Мирон Дзидзария. Арестанты воспользовались тем, что надзиратель допустил оплошность: в нарушение правил один открыл дверь их камеры №7 на втором этаже.

Уголовники оглушили сотрудника изолятора, выбрались из камеры, а затем открыли двери остальных камер второго этажа, освободив почти 70 арестованных. Осмотрев помещения СИЗО, заключенные, к своей радости, нашли огромный арсенал — около тысячи единиц нелегального огнестрельного оружия и 20 тысяч боеприпасов, изъятых у местного населения.

Какой дурак держит в переполненной тюрьме арсенал — боеприпасы и оружие? Для нас это был приятный подарок — заключенный Петухов, один из участников побега в СИЗО Сухуми в 1990 году

Арестанты потребовали бронетранспортер и вертолет для вылета в сторону Сванетии (Грузинская ССР). Переговоры с ними длились четыре дня.

В итоге захватчикам предоставили микроавтобус РАФ, который должен был отвезти их к вертолету на площади. Но, конечно, отпускать заключенных никто не собирался.

14 августа в Сухуми прибыли бойцы спецназа «Альфа», которые еще в самолете разработали план операции. 15 августа спецназовцев на автозаке (по легенде в нем находилась еда) привезли во двор СИЗО. Там уже стоял микроавтобус РАФ, в котором были заложены светошумовые заряды для дезориентации преступников.



Боец спецназа на фоне СИЗО в Сухуми, Абхазская ССР
Фото: Ираклий Чохонелидзе / ТАСС

Вместе с главарями захватчиков Прунчаком и Дзидзарией в микроавтобус сели еще девять вооруженных до зубов арестантов, а также два взятых в заложники надзирателя. В 17:15, как только один из заключенных попытался завести мотор, в микроавтобусе сработали светошумовые заряды, а затем и те, что были заложены во дворе СИЗО.

Секунды спустя начался штурм, в ходе которого Прунчак, Дзидзария и один из их сообщников были ликвидированы, а несколько бойцов спецназа «Альфа» получили ранения. В то же время вторая группа захвата взорвала заблокированные двери СИЗО и начала стрелять по арестантам резиновыми пулями. В итоге все заключенные сдались и впоследствии получили дополнительные сроки.

«У них за спиной убийства»

23 февраля 1992 года вор-рецидивист Юрий Перепелкин, который в знаменитом петербургском СИЗО «Кресты» дожидался приговора за разбой с летальным исходом, решился на побег. Его сообщниками стали шестеро сокамерников, которых он убедил бежать во время прогулки.

Оказавшись на крыше изолятора, где были расположены прогулочные дворики, заговорщики улучили момент и напали на сопровождавшего их надзирателя Медведева. Отобрав у него связку ключей, арестанты бросились к смотровой вышке — через нее они собирались вылезти на крышу жилого дома, прилегавшего к корпусу СИЗО.







Юрий Перепелкин — зачинщик побега из СИЗО «Кресты» в 1992 году
Кадр: «Криминальная Россия», «Побег из «Крестов»

Но ключа от внутреннего замка на вышке в связке не оказалось, и тогда арестанты перешли к плану Б. Они забаррикадировались на втором этаже корпуса №9, где взяли в заложники кинолога Александра Яремского и контролера Валентину Авакумову. Злоумышленники потребовали оружие, деньги и самолет в Швейцарию.

Здесь находятся люди, у которых за спиной убийства. Нам просто нечего терять
Юрий Шапрановв 1992 году — один из участников побега в СИЗО «Кресты»

Для того чтобы показать серьезность своих намерений, заключенные несколько раз подводили к окну заложницу Авакумову, держа у ее горла заточку, и ранили кинолога Яремского. Когда переговоры с захватчиками зашли в тупик, сотрудники правоохранительных органов решили идти на штурм.



Беглые арестанты в окне СИЗО «Кресты»
Кадр: «Криминальная Россия», «Побег из «Крестов»

Однако наблюдавшие за приготовлениями к нему арестанты из соседних корпусов стали кричать, чтобы предупредить злоумышленников о начале операции. Заглушить эти крики удалось шумом мотора старого грузовика, заведенного во дворе СИЗО, под который группа захвата пошла на штурм.

В ходе штурма одного из преступников ликвидировали, двое были тяжело ранены — спасти их врачам не удалось. Еще троих арестантов захватили и позже приговорили к срокам от 6 до 15 лет лишения свободы. При этом зачинщик Перепелкин, который успел зарезать кинолога Яремского, был приговорен к расстрелу, позже замененному на пожизненный срок.

Застрявший беглец

В лихие 1990-е на улицах Екатеринбурга часто устраивали разборки участники двух организованных преступных группировок (ОПГ) во главе с криминальными авторитетами Сергеем Трифоновым и Андреем Овчинниковым. Очередное столкновение оказалось летальным для случайной прохожей, и четверо бандитов оказались в городском СИЗО №1.

Двое из них — Владимир Гайда и Владимир Прасолов — относились к ОПГ Трифонова, а еще двое — Игорь Костарев и Александр Махов — к ОПГ Овчинникова. Оказавшись в СИЗО, противники решили оставить былые разногласия и на время объединиться ради побега. Заговорщики раздобыли оружие, изготовили заточки и стали ждать подходящего момента.


СИЗО №1 (Екатеринбург)
Кадр: ГУФСИН Свердловской области / YouTube

Он представился 8 июня 1994 года, когда надзиратель Ханин, в нарушение правил, в одиночку открыл дверь камеры, где находились Костарев и Махов. Свою ошибку Ханин понял тогда, когда перед ним возник ствол револьвера. Арестанты освободили Гайду и Прасолова, а затем бросились в камеру передач и свиданий на втором этаже, по пути ранив двоих надзирателей.

Поскольку ключей от двери у заключенных не было, они решили пролезть в маленькое окошко для передач. Это удалось всем, кроме Махова, — он был крупного телосложения. Его подельник по ОПГ Костарев сбежал, а идейные противники Гайда и Прасолов попытались помочь застрявшему подельнику, при этом потеряв драгоценное время: здание СИЗО оцепила милиция.




Освобождение заложников из СИЗО №1 в Екатеринбурге. 9 июня 1994 года
Кадр: 66.ru

Тогда арестанты взяли в заложники всех, кого смогли поймать в СИЗО, а затем потребовали принести им водки. Первый раз захватчикам передали обычный алкоголь, а во вторую партию подмешали снотворное. Дождавшись полуночи, когда беглецы начали засыпать, в изолятор вошли бойцы спецназа.

Сопротивляться им попытался лишь Владимир Гайда — и был застрелен. Ранение в ногу получил один из заложников — в него попала бандитская пуля, отрикошетившая от стены. Трое выживших участников побега — Махов, Прасолов и пойманный позже Костарев — предстали перед судом и получили по 15 лет лишения свободы.

«Хоть одного с собой заберу»

4 сентября 2006 года около 15:00 троих арестантов столичного СИЗО №9 «Чагино» одновременно конвоировали на прогулку. Все трое считались особо опасными и склонными к побегам, поэтому выгуливать их надзиратели должны были индивидуально — однако это правило было нарушено.

В итоге заключенные во главе с 35-летним рецидивистом Юрием Ситниковым, вооруженные куском арматуры длиной 70 сантиметров, напали на сопровождающих. Троих надзирателей раздели и заперли в душевой банного комплекса, и беглецы надели их форму. Это позволило им незамеченными добраться до приемной начальника СИЗО Леонида Ногтича.


Московский СИЗО №7 (ранее №9 «Чагино»)
Изображение: сервис «Яндекс.Карты»

Ворвавшись в его кабинет, злоумышленники сорвали со стены сувенирный меч и разбили им служебный телефон Ногтича. Они потребовали, чтобы начальник изолятора вывел их на улицу и отпустил. Но тот сумел убедить беглецов, что этот ход может стоить им жизни.

Тогда арестанты собрали в кабинете Ногтича заложников — 14 сотрудников СИЗО. Их требования изменились: теперь они хотели, чтобы им снизили сроки, причем с обязательным объявлением об этом по центральному телевидению.

Между тем спецназ Федеральной службы исполнения наказаний (ФСИН) «Факел» уже готовил операцию по освобождению заложников

Для того чтобы вплотную подобраться к кабинету с заложниками, спецназовцы переоделись надзирателями. Около 21:00 они начали штурм, забросив в помещение светошумовые гранаты. За полторы минуты всех злоумышленников удалось задержать. При этом зачинщик побега Ситников с криком «хоть одного с собой заберу» попытался зарубить Ногтича мечом.

К счастью, бойцы спецназа успели ему помешать, при штурме никто не пострадал. В итоге сроки двоих подельников Ситникова увеличились на пять лет — до 14 и 30 лет лишения свободы соответственно, а его собственный срок не изменился, поскольку он уже был приговорен к пожизненному лишению свободы.
« Василия Мусина обвиняют в мошенничестве при...
Одной из главных целей боевиков в Дербенте был... »
  • -2

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.