Каждое шестое преступление в Москве совершается мигрантами

В 2018 году в Москве зафиксировали 140 тысяч различных преступлений. По статистике, каждое шестое преступление совершают приезжие из других стран.
Но это все-таки примерная цифра: мигранты из стран СНГ, успевшие получить российское гражданство, пусть даже за день до совершенного, к примеру, убийства, в цифры по «иностранным» преступлениям не попадают.
«Я НЕ Я, ХАТА НЕ МОЯ!»
Расследование преступлений, совершенных приезжими, — головная боль для следователей. В большинстве правоохранительных органов столицы и Подмосковья даже специальные отделы есть. Над делами корпят настоящие спецы по гастарбайтерам. Они по одному только акценту отличат киргиза от узбека. Их «клиенты», если хотите, люди-невидимки: ни тебе прописки, ни официального места работы, ни даже временной регистрации (документ мигранты как покупали нелегально, так и покупают. — Авт.). Прибавим к этому паспорта, которые приезжие меняют как перчатки, и получим среднестатистического преступника-мигранта. И с этими самыми паспортами — настоящая беда.
— Вы не того задержали. Вам Абдуллох нужен, а я Имомали. Совсем другой человек. Вот мой паспорт, посмотрите, — первое, что слышат оперативники во время арестов мигрантов.
Статистики никто не ведет, но почти в каждом уголовном деле, где фигурант — гастарбайтер, парочка томов посвящена липовым документам. Ну как липовым… Это с какой стороны посмотреть. Документы самые настоящие, с подлинными печатями госорганов Таджикистана, Узбекистана, Киргизии и других экс-советских республик. Вот только данные в них вымышленные.
— Преступники меняют не только имя и фамилию, а все анкетные данные махом: дату и место рождения, сведения о заключенных браках и детях, — рассказывает «КП» Юрий Гришин, следователь второго управления по расследованию особо важных дел СУ СК РФ по Московской области. — Причем некоторые из них делают это неоднократно. Система примерно такая: совершил преступление в России — поменял паспорт. Для этого некоторым даже из страны выезжать не приходится. Документы с родины привозят родственники и друзья: что-то вроде подарочка на Новый год или день рождения.
4 ТРУПА И 7 ПОКУШЕНИЙ
Вот пример. В уголовном деле по одной из таджикских этнических ОПГ есть эпизоды с убийствами и вымогательствами. Банда с 2010 по 2017 год кошмарила своих земляков, живущих в Москве и Подмосковье. К примеру, данью обложили работников крупнейшего оптового рынка «Фуд Сити»: каждый таджик должен был платить им по 500 рублей в день. Что было с несговорчивыми, вы, наверное, и сами догадались. Не гнушались разбоями, и тут уже было не до национальностей: кто попадется. Ну а прославились на всю Москву стрельбой из пистолета ТТ и автомата Калашникова, когда в 2014-м пытались отжать рынок «Эмерал». В сумме за группировкой числятся четыре трупа и семь покушений на убийство.
Полиция искала лидера ОПГ Фархода Ашотовича Зиедулоева и его правую руку Абдулвахоба Ермаховича Джангибекова, а нашла Анварджона Саидовича Саидова и Мирзо Мирзоева.
— Оба уверяли, что мы ошиблись и они якобы совершенно другие люди, — продолжает Гришин. — Паспорта у них действительно были на другие анкетные данные. Совпадали только фотографии. После запросов в Таджикистан, сверки с базой ФМС-Мигрант и допроса свидетелей удалось доказать, кто они на самом деле. Уже позже оба признали свои настоящие данные. Реальных документов у них вообще не было.
На допросах то ли в шутку, то ли всерьез бандиты отвечали, что свои настоящие паспорта они съели. Вполне возможно, что такой «перекус» оба устроили после первых отсидок в России — Зиедулоев и Джангибеков оказались ранее судимыми. Так что отпечатки пальцев тоже стали весомой уликой в процессе установления их личностей.
<p data-gtm-vis-first-on-screen-1882845_801=«683312»>Оба паспорта с вымышленными именами по результатам экспертизы были признаны подлинными. Проще говоря, их не на принтере где-то в гараже напечатали, а сделали официально в госорганах Таджикистана.
Сколько мигрантов живет в Москве с липовыми документами, которые у них на родине штампуют за несколько тысяч рублей, — не знает никто.
И тут интересный момент. В уголовном деле есть такой ответ на запрос.
«Саидов Анварджон Саидович на территории Республики Таджикистан не значится, не считается гражданином», — копия этого документа за подписью руководителя посольства есть в распоряжении редакции.
Как такое возможно, если документ подлинный? Варианта два: либо руководство страны своих граждан-уголовников прикрывает, либо это такая защита, вроде как они к фейковым документам отношения не имеют.
Откуда взялись оригинальные паспорта на другие анкетные данные и сколько за них заплатили преступники, остается только догадываться. Сами обвиняемые всех секретов не раскрывают. В ближайшее время громкое уголовное дело передадут в суд. Лидерам ОПГ и пятерым членам банды грозят внушительные сроки, вплоть до пожизненного заключения.
МЕНЯЮ ПАСПОРТ НА СТАДО БАРАНОВ
<p data-gtm-vis-recent-on-screen-1882845_800=«684646» data-gtm-vis-first-on-screen-1882845_800=«684646» data-gtm-vis-total-visible-time-1882845_800=«100» data-gtm-vis-has-fired-1882845_800=«1»>Тем временем в Домодедовском районном суде слушается дело еще одного таджика, который жил в Москве и вовсе без паспорта. Вместо него — «Сертификат на возвращение в Республику Таджикистан». Бумажка формата А4 с печатями и подписями поначалу тоже ввела следствие в заблуждение. История очень похожа: ФИО и дата рождения в оригинальном документе взяты с потолка. Так, Жадан Авазов превратился в Хайрулло Убайдуллоева.
Настоящее имя 33-летнего Авазова в Москве не знали даже близкие друзья. Он вообще оказался тем еще конспиратором: даже вымышленное имя из документов скрывал и представлялся всякий раз новым. А вот про его лидерские качества в криминальной среде ходили легенды. По версии следствия, именно он в 2016 году полностью организовал вооруженное нападение на автомобиль фельдъегерской службы в аэропорту «Домодедово». Тогда было инсценировано ДТП. Бандиты сработали так четко, что фельдъегери, которые везли деньги и документы с грифом «секретно», даже не успели достать табельное оружие. Спланировать операцию Авазову помог опыт участия в военных действиях. До переезда в Россию он воевал на Ближнем Востоке на стороне террористов. Стереть это пятно из биографии и спокойненько переехать в столицу ему и помогли новые документы.
Уже в ближайшее время Авазову и троим его подельникам вынесут приговор. За вооруженный разбой, совершенный группой лиц, им грозит до 15 лет лишения свободы. Кто знает, возможно, оказавшись на свободе, они снова сменят ФИО и тогда — все с чистого листа.
КОПИЮ К ДЕЛУ НЕ ПРИШЬЕШЬ
К тяжким уголовным статьям в обеих историях по закону уголовного права должна была прибавиться статья 327 УК РФ («подделка документов»). Но не тут-то было. Привлечь мигрантов за изготовление и подделку документов удается крайне редко. Это только с виду Джумшуты и Рафшаны — неучи неотесанные. Законы нашей страны они знают порой лучше опытных адвокатов. И как их обойти, знают тоже.
Так вот, по Москве такие знатоки передвигаются лишь с ксерокопией документа, а некоторые и вовсе на печать не тратятся и хранят фото паспорта в мобильном телефоне. А тут действует тот же принцип, как в крылатом выражении: «нету тела — нету дела». Проще говоря, без оригинала документа к ним не подкопаться.
— Хотя бы частичным решением проблемы может стать биометрический контроль на границе нашей страны. Это заблокирует въезд по поддельным документам, — размышляет следователь Юрий Гришин.
Но сейчас пальчики мигранты сдают только в процессе получения временного разрешения на проживание в России. Те же, кто зарабатывает на жизнь незаконно, успешно обходятся без этого документа, а следовательно, отпечатки не сдают.
Экспертиза по делу о таджикской группировке показала, что паспорта лидеров ОПГ — подлинные. Но выписаны на совсем другие имена-фамилии. В посольстве Таджикистана удивлены: у нас таких граждан нет!
Миллиарды бюджетных средств на переводчиков для приезжих
Оказавшись на скамье подсудимых, мигранты поголовно заявляют о том, что не знают русского языка, и требуют переводчиков. Так они затягивают процесс расследования и заваливают следователей лишней бумажной работой. А еще эта массовая амнезия влетают государству в копеечку. В среднем на услуги переводчика по одному уголовному делу тратят около миллиона рублей.
Официальные расценки на перевод с узбекского, таджикского и киргизского языков:
— 1 печатная страница из уголовного дела — от 150 до 400 рублей. (В среднем уголовное дело состоит из 5 томов по 100 страниц в каждом.)
— 1 час устного перевода — от 750 до 1500 рублей. (Время допросов и очных ставок зависит от тяжести преступления, наличия подельников и количества эпизодов.)
МНЕНИЕ ЭКСПЕРТА
Демограф Игорь БЕЛОБОРОДОВ:
Киргиз превращается в узбека и наоборот!
— Таджикистан, Узбекистан, Киргизия — этот среднеазиатский треугольник погряз в коррупции. Гражданство этих стран и любые документы покупаются и продаются оптом и в розницу, — говорит Игорь Белобородов, демограф, исполнительный директор Днестровско-Прутского аналитического центра. — Цены договорные. Причем не всегда расчет в валюте. Поддельный паспорт, к примеру, легко могут поменять на стадо баранов. Надо понимать, что услугой чаще всего пользуются именно криминальные элементы, те, кто уже был депортирован из России. Единственное решение проблемы — это введение визового режима с обязательной регистрацией биометрических данных. Наша отрытая дверь и нынешнее миграционное законодательство провоцируют рост преступности. При этом сама по себе миграция избыточна. Истории о том, что без рабочей силы извне мы не проживем, — миф. Освободившиеся вакансии займут студенты, пенсионеры и жители российской глубинки, которые просиживают штаны на печи. Вот, к примеру, Украина и Белоруссия справляются без рабочей силы мигрантов, а у них демографические показатели гораздо хуже, чем в России. Победить нынешнюю систему не дают преступные кланы, успешно лоббирующие выгодные им законы.
« Россиянам запретили курить на балконах
Сотрудница банка из Уфы похитила более 43 млн... »
  • +4

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.

0
Запретить въезд в Россию, вот и весь сказ. Пусть дома работают.
0
Ага, щас. А кого тогда менты и миграционные службы будут доить?
0
Что удивительного в том, что КАЖДОЕ ШЕСТОЕ преступление совершается мигрантами, которых в Москве — КАЖДЫЙ ШЕСТОЙ? Москву уже смело можно считать пригородом Дюшанбе. Особенно, если заглянуть в московские детские сады и школы.
0
Вопрос Вове Путину, зачем они нам тут нужны.
0
ОТВЕТ: " ВАМ ОНИ НЕ НУЖНЫ, ОНИ НУЖНЫ НАМ"