Сколько стоит синий мундир в России или народный лайфхак по трудоустройству в прокуратуру

Взятка за место в надзорном ведомстве стала в последние годы обычной практикой. О коррупции в прокуратуре открыто рассказывают очевидцы из разных регионов страны.

Грязная кухня Волгограда

О сложностях на пути в Волгоградскую областную прокуратуру, которой руководит Максим Ершов, рассказала теперь уже бывшая сотрудница надзорной структуры Любовь Меркулова. По ее словам, место в региональной прокуратуре в 2012 году стоило около 800 тыс. рублей.
«Было сложно устроиться… Сначала пыталась самостоятельно: будучи студенткой, сдавала документы, но мне кидали их в лицо. Потом я узнала, что мои документы исчезли из прокуратуры: их нет, и даже в резерве я не состою… мои знакомые, которые уже устроились в прокуратуру, говорили, что для этого необходимо заплатить. Они называли мне сумму в 800 тыс. рублей», — вспоминала Меркулова, хотя ей в итоге удалось попасть в надзорное ведомство по рекомендации из университета.
Впрочем, без взноса и связей долго проработать Меркуловой не удалось: в 2017 году в должности старшего помощника прокурора, она вскрыла махинации с миллионами из Фонда ОМС в здравоохранении Волгоградской области. Любовь Меркулова собрала доказательную базу, поставив под угрозу честь губернатора, а когда отказалась молчать о нарушениях, то была уволена с «волчьим билетом».
Материалы ее проверок пропали, и, как утверждает Меркулова, это не единичный случай в работе региональной прокуратуры. Но в Москве на это предпочитают закрывать глаза, чтобы не выносить сор из избы.
«Ситуацию в прокуратуре можно исправить, только если сменить начальника, руководство прокуратуры. А почему нет, если генпрокурор Юрий Чайка не в состоянии повлиять на своих подчиненных? Я считаю, что руководитель должен контролировать всех, независимо от того, прокурор ли это региона или работник Генпрокуратуры», — уверена собеседница.

Неисправимый прокурор из Рязани

В октябре 2019 года познакомиться с региональным тарифом за синий мундир пришлось отцу выпускницы юридической академии Александру Анатольевичу Басову.
Когда его дочь пришла в отдел кадров Рязанской областной прокуратуры с целевым направлением из института, то ей заявили: «Папа пусть придет и договорится о приеме на работу, если он не сумеет договориться — дорога на работу в прокуратуру будет закрыта».
По словам Басова, цена за прокурорские погоны в региональном надзорном ведомстве, которым руководит Иван Панченко, составляет более миллиона рублей: «Для меня не составило труда узнать у знакомых работников прокуратуры об условиях трудоустройства. Мне пояснили, что для этого надо иметь очень близкие отношения с руководством областной прокуратуры или попросту платить. Такса приблизительно начинается от 1,2 млн рублей».
Также он отметил, что проследить коррупционную тенденцию с приемом специалистов в региональные надзорные ведомства можно по вузовской статистике: целевые направление получают одни выпускники, а на работу берут других.
Ситуация с трудоустройством на договорной основе — уже не первый скандал на профессиональном пути прокурора Ивана Панченко. В Рязань его перевели в декабре 2018 года с поста заместителя прокурора Воронежской области, где он был обвинен в оказании услуг за деньги.
Список сотрудников прокуратуры, с которыми можно договориться, к примеру, об изменении меры пресечения для обвиняемого назвала экс-адвокат Мария Григорошенко. В доказательство своих слов она предоставила аудиозапись разговора с начальником отдела по рассмотрению обращений и приему граждан Андреем Авдеевым. При обсуждении прейскуранта услуг воронежских прокуроров в числе прочих прозвучала фамилия Панченко. Прокурор Воронежской области Николай Шишкин после публикации этих сведений уволил только Авдеева, заявив, что остальным своим подчиненным он «полностью доверяет».

Судимый прокурор из Челябинска

Хорошо известно об особенностях кадровой политики в прокуратуре Челябинской области юристу Сергею Фисенко. Без денег и связей он пытался устроится в прокуратуру в течение 8 лет, почти пять лет состоял в резерве, но работу в надзорном ведомстве так и не получил.
Ожидая назначения, Сергей Фисенко выяснил, что из 300 человек, находящихся в резерве, были трудоустроены примерно 100, большинство из которых встали на учет позже него и уступали ему в уровне образования и опыте.
Главной причиной такого везения, по данным юриста, стали семейные связи новоиспеченных прокуроров с лицами, принимающими кадровые решения.
К примеру, проблем с трудоустройством не возникло у трех родственников главы отдела кадров прокуратуры Челябинской области Альбины Кузнецовой (сейчас уже на пенсии): ее дочь Алена Давыдова и зять Кирилл Давыдов стали сотрудниками прокуратуры Советского района Челябинска, а сноху Екатерину Кузнецову приняли на работу в прокуратуру Ленинского района областного центра.
«Не знаю, есть ли у Кузнецовой дома попугайчик, хомячок или какой иной домашний питомец, но совершенно не удивлюсь, если и он носит прокурорский мундирчик и состоит на государственной службе», — горько иронизировал в своем письме Сергей Фисенко.
Кстати, сама Кузнецова заявила, что получивших работу соискателей «выбрали прокуроры районов, потому, что они им понравились». Еще одним аргументом для отказа в трудоустройстве стала украинская фамилия соискателя: глава кадрового подразделения сослалась на некий служебный документ, запрещающий принимать в прокуратуру этнических украинцев в период обострения отношений с сопредельной страной.
Наряду с привычным уже кумовством Сергей Фисенко обнаружил совсем вопиющий факт: прокурором Курчатовского района Челябинска стал Игорь Трошкин, имеющий судимость по статье 130 УК РФ — оскорбление личности, что прямо противоречит закону «О прокуратуре».
С жалобами на нарушение своих конституционных прав юрист неоднократно обращался законодательство юрист обращался к в отдел кадров прокуратуры Челябинской области, тогдашнему прокурору региона Александру Кондратьеву, а также генпрокурору Юрию Чайке, но получал лишь отписки. А попытка спросить о судимости Трошкина нынешнего прокурора Челябинской области Виталия Лопина (тогда он занимал должность замглавы регионального надзорного органа), закончилась вопросом: «Кто дал вам право копаться в биографиях прокуроров?»
В конце 2017 года прокурор Кондратьев исключил Фисенко из кадрового резерва с мотивировкой «истек срок, установленный в 2 года».
Но если прокурорская карьера Сергея Фисенко так и не началась, то вышеуказанный судимый прокурор Игорь Трошкин вскоре пошел на повышение: в октябре 2018 года Чайка назначил его на должность первого заместителя главы прокуратуры Челябинской области.
А перед назначением на сайте суда Челябинской суда радикально поменялась информация о судебном деле Трошкина от 2005 года. На соответствующий запрос и.о председателя Челябинского облсуда Вячеслав Малашковец назвал ошибочной информацию, которая подтверждала, что сотрудник надзорного ведомства осужден по уголовное статье, и сообщил, что спустя много лет эту ошибку исправили.
Правда при этом была допущена еще одна ошибка: в сообщении об отмене приговора Трошкину в 2006 году суд ссылается на статью УПК, которая действует с 2010 года.
Точные причины столь рьяных попыток обелить прокурора Трошкина назвать сложно, но не исключено, что дело сводится все к тому же кумовству: в Челябинске говорят, что его близким родственником является бывший глава аппарата Госдумы действительный государственный советник РФ 1 класса Николай Трошкин, который сейчас работает советником Юрия Чайки.

Откровения бывалых

О том, что с первым проявлением коррупции будущие прокуроры, как, впрочем следователи и оперативники, сталкиваются уже на стадии трудоустройства, на одном из популярных сайтов откровенно написал бывший следователь, который сейчас стал адвокатом. В своих записках он отмечает: «Если Вы решили устроиться через взятку и если брать среднего размера город (население 300-700 тысяч), то стоить это будет 500 тысяч — 1,5 миллиона».
«Стоит ли оно того? Я Вам точно ответить не могу. Тут каждый сам решает для себя. Если для Вас это небольшие деньги и есть желание поработать в органах — почему нет… Опять же не забывайте, вас могут банально кинуть (взять деньги и ничего на самом деле не решить), либо взять на работу и уволить через полгода-год, освободив место другому такому же с миллионом в кармане», — советует бывший правоохранитель.
Прайс за прокурорские погоны весьма активно обсуждается и на форуме сотрудников МВД.
«Кто туда попадает и как — вопрос к любому человеку на любой должности в любой госструктуре. Кто-то просто подает документы и его „берут“, кому-то протекционирует родственник или знакомый, кто-то ищет и, разумеется, находит возможности „занести за трудоустройство“. … куда хотите устроиться, туда и валите, все расскажут и объяснят „правила поступления“», — пишет один из участников обсуждения «трудоустройство в прокуратуру».
«Шансы устроиться есть всегда. В данном случае твои шансы менее 1%. Но как знать, может что-то где-то за годы учебы изменится…», — иронизирует другой пользователь.
Впрочем, по словам еще одного участника чата, удовлетворения прокурорская служба, за которую просят немалые деньги, вряд ли принесет: «Начав работать ты увидишь столько преступников которые уходят от наказания из-за отсутствия доказательств или по другим причинам, что тошно станет, а ты ничего сделать не можешь».
« Дело «теневого банкира России №1» направлено в суд
После прорыва дамбы под Красноярском пропало... »
  • +13

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.

0
За державу обидно…
+2
РЫНОК, ВСЁ И ВСЕ ПРОДАЮТСЯ.
+8
Та самая вертикаль выстроенная вовкой галерным!
+12
Почему-то не удивляет такое, если в стране процветает кумовство, взяточниство и коррупция сверху до низу.
+4
Эх, Россия, родина моя!
+3
СТАНОВИТСЯ МАЧЕХОЙ.