История самой громкой перестрелки 90-х, которая произошла 25 лет назад в Москве

25 лет назад, 31 июля 1997 года, на Гончарной улице в Москве произошла перестрелка между милиционерами и бандой налетчиков. Даже для лихих 1990-х это преступление стало из ряда вон выходящим, его расследование взял под личный контроль тогдашний президент Борис Ельцин.


«К дому подъехал экипаж, все вооружены автоматами, все в бронежилетах и касках. Один из милиционеров постучал в дверь: откройте! Бандиты распахнули ее и, прикрываясь заложником, стали напропалую чесать из автомата. Милиционеров буквально расстреливали на месте» (из воспоминаний сотрудника МУРа).
***
В 1996 году бывший инженер-электронщик Юрий Мажаев, известный в криминальных кругах как Слон, и четырежды судимый Олег Долженков (Парамон) решили организовать преступную группировку. Опыт у них был, так как оба прежде состояли в Новогиреевской ОПГ, которая прекратила свое существование в сентябре 1995 года после расстрела ее лидеров.
Помимо Долженкова и Мажаева в разное время в банду входили от 8 до 17 человек, среди которых был Александр Шарапов, причастный к смерти знаменитого киллера Александра Солоника. Бандиты стали промышлять налетами на магазины, офисы и мелкооптовые склады.
Выбирая объекты для нападений, участники ОПГ зачастую останавливали свой выбор на тех предпринимателях, которые вели свой бизнес полулегально. Расчет бандитов нередко оправдывался: такие коммерсанты понимали, что обращение в милицию обернется для них еще большими проблемами, и не писали заявления о нападениях.
Действовали налетчики всегда по одному сценарию: главный наводчик банды Валерий Кабанов искал в газетах объявления о продажах оптовых партий товаров и подбирал подходящую фирму. Затем он приезжал туда, выяснял ассортимент и стоимость товаров, а также обращал внимание на число сотрудников.
Он осматривал окрестности, выбирая удачное для парковки место, и давал отмашку главарю.
После этого Мажаев объявлял общий сбор банды, который происходил в квартире одного из бандитов по фамилии Галюсин. Оттуда преступники, вооружившись автоматами и пистолетами ТТ, ПМ и ПСМ, выдвигались на дело.
На месте налетчики делали ставку на эффект внезапности: нацепив бейсболки и темные очки, они врывались в офис и под угрозой расстрела связывали скотчем руки и ноги сотрудникам фирмы.
Обыскав жертв и забрав все ценности (деньги, золотые украшения, часы, электронику и даже косметику), бандиты запирали их в одной комнате и приступали к основной задаче — вскрывали кассы, упаковывали товар, аппаратуру и грузили все это на припаркованный рядом со входом в фирму УАЗ или ГАЗ-24-02 («Волга»-универсал).
Один из налетчиков вез награбленное на Новогиреевский или Вешняковский рынок, там у Мажаева и Долженкова были прикормленные скупщики, всегда готовые выложить хорошую сумму за добычу.
Деньги среди участников банды распределял Мажаев — при этом главарь отличался честностью и делил награбленное поровну между всеми сообщниками.

Прибыльный «Форпост»

Пока один налетчик ехал сбывать награбленное, главари и другие члены банды скрывались с места преступления на Audi 80. За рулем чаще всего находился бывший таксист Алексей Ногтев, который знал город как свои пять пальцев и был готов в любой момент оторваться от милицейской погони.
Но до 31 июля 1997 года его умение не потребовалось ни разу, бандитам всегда удавалось скрываться до приезда милиционеров.
От действий налетчиков пострадали около 20 столичных фирм, общий размер их добычи составил несколько миллиардов неденоминированных рублей.
В частности, 24 января 1997 года бандиты напали на офисы фирм «Форпост» и «Ферра-М» на улице Заморенова. Оттуда похитили партию телефонов Panasonic, партию счетчиков банкнот и сейф с наличными. Общий размер добычи составил 529 миллионов рублей.
В апреле того же года нападению подвергся склад компании «Ютрейдед» на Гончарной набережной.
Добычей банды стала видеоаппаратура на 150 миллионов рублей.
Спустя пару месяцев участники группировки напали на торговый дом «Эстрин» на 3-й улице Соколиной Горы, откуда скрылись с партией косметики, офисной техникой и сейфом с наличными. Размер награбленного составил 225 миллионов рублей.
Немногим позже налетчики ворвались в продуктовый магазин на Дербеневской набережной, похитив оттуда 35 миллионов рублей, а также несколько ящиков рыбных консервов и красной икры, которые позже сбыли за 310 миллионов рублей.
К слову, в этот период главарь Мажаев умудрился получить судимость за ДТП — бандит отделался годом условно. А в июле 1997 года Мажаев и Долженков вспомнили о существовании российско-индийской фирмы «Орбитал», которая занималась продажей видео- и аудиотехники.
Впервые на офис этой компании бандиты напали еще в апреле 1996 года: тогда их добычей стали 20 тысяч долларов, 10 миллионов рублей и 34 видеокамеры. И поскольку в тот раз все прошло гладко, Мажаев предложил снова обчистить «Орбитал».

Выхода нет

Устроить налет на «Орбитал» банда Мажаева собиралась 19 июля 1997 года. Путь к офису фирмы в доме №38 на Гончарной улице лежал через сквер на Таганке, где один из бандитов Михаил Миронов решил справить малую нужду перед нападением. Он попросил сообщников остановить машину и направился к дереву.




Гончарная улица, дом №38
Там нарушителя общественного порядка и застал патруль: осматривая борсетку Миронова, милиционеры нашли там два пистолета. Бандита скрутили и повезли в отделение, а наблюдавшие за его задержанием участники группировки решили напасть на «Орбитал» в другой день — 31 июля.




Валерий Кабанов
На этот раз банда добралась до места налета без приключений. Оставив свою сожительницу Наталью Птицыну на улице для наблюдения за обстановкой, Мажаев, Долженков и двое (по другим данным — трое) их подручных направились в офис «Орбитала», расположенный в цокольном этаже жилого дома.
Среди спутников Мажаева был Николай Морозов(Мерза) — бывший афганец, коллекционер оружия и опытный стрелок, отличавшийся особой беспощадностью и непредсказуемостью. Также главаря сопровождали Валерий Кабанов (Волосатый), который считался правой рукой Долженкова, и Станислав Волков.
Ворвавшись в офис около 12:00, бандиты, как обычно, стянули руки четверых сотрудников фирмы скотчем и собрали их в одной комнате.
Налетчики не знали одного: после первого нападения руководство «Орбитала» установило в офисе «тревожную кнопку», на которую успел нажать один из сотрудников. По другим данным, наряд вызвал индус — соучредитель компании: он за пару минут до налета вышел на улицу и обратил внимание на то, что в офис направляются подозрительные незнакомцы.
Выждав время, коммерсант из телефона-автомата набрал номер охранника фирмы, но на звонок никто не ответил. Тогда индус позвонил в милицию и с трудом объяснил по-русски: ему кажется, что на его фирму напали. К офису «Орбитала» сразу же выехала группа немедленного реагирования из 37-го отделения милиции и экипаж вневедомственной охраны 5 РУВД ЦАО.



Старший сержант Юрий Никитин
О появлении силовиков Птицына по мобильному телефону сообщила Мажаеву. Налетчики сразу же рванули к черному ходу, но он оказался заперт. Тем временем к входной двери подошли старший сержант Юрий Никитин, сержант Виктор Демидови младший сержант Александр Хохлачев. Они постучали в дверь, но им никто не открыл.
Тогда милиционеры вышли на улицу, еще раз уточнили у диспетчера адрес, спросили у жильцов, действительно ли в подвале их дома находится «Орбитал», и снова попытались пройти в офис. Но на стук им опять никто не открыл. Милиционеры уже собрались уходить, как вдруг один из бандитов случайно выронил из рук коробку.
Услышав шум в офисе, сержанты стали требовать, чтобы их впустили. Тогда налетчики решили прорываться к ожидавшей их машине. Выставив впереди себя одного из сотрудников фирмы в качестве живого щита, бандиты распахнули дверь и открыли шквальный огонь по милиционерам. Первым на спусковой крючок нажал бывший афганец Морозов.

Ход Слоном

Первыми же выстрелами был убит наповал старший сержант Никитин. Сержант Демидов успел буквально вырвать из рук бандитов их живой щит, вытащил мужчину на улицу и вместе с ним спрятался за углом. Младший сержант Хохлачев также успел выскочить из подвала, но получил ранение в руку.



Капитан милиции Юрий Шибилкин
В это время на помощь коллегам бросился капитан милиции Юрий Шибилкин: он захлопнул железную дверь в офис «Орбитала» и стал держать ее. Тем самым милиционер фактически спас жизнь нескольким случайным прохожим, которым скомандовал бежать из двора, что те и сделали. В это время бандиты приставили пистолет к голове одного из заложников: они потребовали, чтобы он обратился к Шибилкину и попросил выпустить его. Услышав просьбу, капитан слегка приоткрыл дверь, чем сразу же воспользовался главарь Мажаев: он просунул в щель дуло автомата и открыл огонь вслепую.
Пули попали в припаркованную рядом с подъездом милицейскую машину, где находились безоружный водитель Мамедов и старший дознаватель, майор Галина Яковенко. Она оказалась на месте стрельбы совершенно случайно — приняла предложение коллег подвезти ее до дома, но по пути они получили срочный вызов на Гончарную.
В Яковенко попали три пули: две пробили ей грудную клетку, одна разворотила челюсть. Майор в тяжелом состоянии попала на операционный стол. Врачам удалось спасти ей жизнь, но Галина осталась инвалидом.
Водителю Мамедову, который находился с ней в одной машине, повезло больше.
Еще в самом начале стрельбы он успел вызвать подмогу, а когда огонь стали вести по его автомобилю, выскочил из салона и закатился под кузов. Между тем сдерживающий дверь капитан Шибилкин мертвой хваткой вцепился в дуло автомата и попытался вырвать его из рук главаря Мажаева.
Это решение стало для милиционера роковым: Мажаев полоснул по нему автоматной очередью. Капитана доставили в больницу еще живым, но спасти его врачи не смогли. Между тем бандиты распахнули дверь и, встретив на пути раненого младшего сержанта Хохлачева, взяли его в заложники.

На контроле у Ельцина

Когда налетчики вместе с Хохлачевым отходили от офиса «Орбитала», по ним открыл огонь еще один член милицейского экипажа, притаившийся в засаде старший сержант Евгений Новодержский. Он был другом юности и свояком смертельно раненого капитана Шибилкина.



Младший сержант Александр Хохлачев
Понимая, что с минуты на минуту на место схватки прибудет милицейское подкрепление, налетчики решили идти напролом. Младший сержант Хохлачев оказался им не нужен: расстреляв милиционера в упор, бандиты бросились бежать через двор. В это время на помощь к Новодержскому подоспел его коллега, вместе с которым они продолжили вести огонь по бандитам.
Им удалось тяжело ранить бывшего афганца Морозова, который позже скончался в больнице. Ранение в руку получил и главарь Мажаев, но ему вместе с Долженковым, Кабановым и Волковым удалось скрыться с места преступления.
Участвовавших в схватке с бандитами милиционеров представили к наградам: Виктор Демидов получил нагрудный знак «Отличник милиции», а Евгений Новодержский — орден Мужества. Таких же орденов посмертно были удостоены Юрий Шибилкин, Юрий Никитин и Александр Хохлачев.
Резонансное дело о схватке на Гончарной сразу взял под свой контроль президент России Борис Ельцин. По району Перово, где находилась база бандитов, прокатилась волна милицейских рейдов, главной задачей которых была полная зачистка района от криминала. В ходе этой работы была фактически ликвидирована Перовская ОПГ, которая распалась на мелкие бригады, но задержать тех, кто стрелял в милиционеров на Гончарной, по горячим следам не удалось.



Евгений Новодержский

Живой щит из дочери

После налета Мажаев отправился к Василию Иванову по кличке Врач — участнику банды с медицинским образованием, который смог спасти главарю руку. На следующий день Иванов на своем автомобиле вывез Мажаева, Птицыну и еще одного участника банды Виктора Афонцева за пределы Московского региона.
Оттуда троица направилась на родину Афонцева — в Харьковскую область, где вскоре совершила нападения на сберкассу и одну из коммерческих фирм. Местные стражи порядка, знающие о преступлениях банды в России, быстро поняли, чьих рук дело эти налеты, и сообщили о происходящем сотрудникам МУРа.
Оперативники прибыли на территорию Украины и вскоре задержали всех троих беглецов. С момента стрельбы на Гончарной прошло всего две недели. Афонцева как гражданина Украины судили на месте, а Мажаева и Птицыну доставили в Москву и поместили в СИЗО.
За свои преступления Мажаев получил 25 лет лишения свободы, он находился в колонии до 2017 года, после чего вышел по УДО. Птицыной же удалось избежать тюрьмы: суд решил, что она не входила в банду, а с главарем ее связывали не деловые, а романтические отношения.
Между тем правая рука Мажаева Долженков сразу после перестрелки на Гончарной залег на дно на долгих шесть лет. В 2003 году оперативники узнали, что он вернулся в Москву: 1 сентября старшая из его дочерей должна была пойти в первый класс.
Где Долженков скрывается, мы не знали, но нам стало известно, что он часто наведывается к жене
из воспоминаний сотрудника МУРа
В подъезде дома на Федеративном проспекте, где находилась квартира супруги Долженкова, милиционеры устроили засаду: они ждали, когда жена и дочери бандита отправятся на праздничную линейку, чтобы приступить к захвату. Но первоклассница неожиданно вышла из квартиры в компании отца — Долженков решил сам проводить ребенка в школу.
Увидев оперативников, он взял дочь на руки, используя ее как живой щит. К счастью, обошлось без стрельбы: пока одни милиционеры отвлекали внимание Долженкова, другим удалось выхватить ребенка из рук бандита. Девочка была сильно напугана, но не пострадала.

«Погибли при исполнении долга»

Приговором суда Долженков получил 11 лет лишения свободы. Отсидев срок от звонка до звонка, он вышел на свободу в 2015 году. Спустя 21 год после налета на «Орбитал» за решетку попал еще один налетчик — Станислав Волков. Его удалось задержать в 2017 году в Ялте: 49-летний Волков жил там с гражданской женой и двумя детьми, работал на стройке.
На допросах Волков утверждал, что не имеет никакого отношения к банде Мажаева и Долженкова, а в роковой день пришел в «Орбитал», чтобы предложить сотрудникам фирмы «крышу» за вознаграждение. Присутствовавший на процессе Мажаев внятного ответа на вопрос, был ли Волков участником банды, так и не дал, лишь отметил, что с трудом помнит его.



Мемориальная табличка на доме №38 по Гончарной улице
Тем не менее в 2018 году суд приговорил Волкова к 15 годам колонии строгого режима. Единственным из банды Мажаева, кому пока удалось избежать наказания, остается Валерий Кабанов. Вскоре после нападения на офис «Орбитала» его объявили в международный розыск, но бандит по сей день успешно скрывается от правосудия.
В 2006 году на фасаде дома, возле которого произошла перестрелка, появилась мемориальная табличка в память о погибших милиционерах.
« Депутат Госдумы получил 9 лет колонии
Телефонные мошенники теперь представляются... »
  • +1

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.