Убивал школьниц в разрезанных колготках. Маньяк-фетишист

История “сатаны в погонах” — сотрудника милиции Шувалова

В 90-х годах прошлого столетия Северная столица содрогнулась от череды жестоких убийств девочек-подростков в возрасте 12-15 лет. Все истерзанные тела, на которые были надеты разрезанные в интимных местах капроновые колготки, находили в Невском лесопарке. Охота на монстра — сотрудника УВД метрополитена Павла Шуваловадлилась долгих четыре года. В итоге загнанный в угол маньяк сам сознался в преступлениях — своих жертв он принуждал приходить в лесопарк под страхом наказания за попытку безбилетного проезда. Что побудило отличника милицейской службы и добропорядочного семьянина насиловать и убивать невинных школьниц — в материале «МК».




ФОТО: RU.WIKIPEDIA.ORG

«Мне всегда хотелось прославиться»

Павел Шувалов родился в первый день весны 1968 года в Ленинграде в семье рабочих. Поскольку он был поздним и болезненным ребёнком, с самого детства мать и бабушка стремились выполнить любую прихоть долгожданного сына и внука. При этом с маниакальным упорством они заставляли Павла носить колготки — считали, что это поможет уберечь мальчика от очередной простуды.

«Он всю свою жизнь сознательную помнит, что он всегда был в колготках. В колготках он пошёл в школу, и над ним в школе смеялись, потому что считалось, что колготки носят только девочки» (психолог Валерий Иванов).

А когда Шувалову было 12 лет, в пионерском лагере на него напала группа мальчишек: избив Павла, хулиганы сняли с него колготки и, разорвав их, натянули юноше на голову. По мнению специалистов, этот случай послужил триггером к возникновению серьезных проблем с психикой и формированию определеной поведенческой модели маньяка. После этого Шувалов, и без того отличавшийся своей нелюдимостью, окончательно замкнулся в себе, а друзей ему заменил презентованный родителями в 1981 году магнитофон.

«Я мог часами сидеть за магнитофоном, представляя, что сижу где-то на концерте и управляю музыкой, звуком, светом…» (из воспоминаний маньяка Павла Шувалова).

После службы в армии Шувалов полтора года поработал поваром, а в 1990 году устроился в УВД на метрополитене. К этому времени он уже повторно женился (первый развод, по воспоминаниям Павла, дался ему очень тяжело) и дважды стал отцом. Дежурство Павел обычно нёс на станциях “Ломоносовская”, “Елизаровская”, “Пролетарская” и “Обухово”. Форму он, по собственному признанию, носил «с честью» и к службе отнесся весьма ответственно — быстро стал лучшим в полку по числу задержанных правонарушителей и часто получал поощрения от начальства в виде премий. Как человека, подвергавшегося унижениям в детстве и юности, Шувалова радовало наличие у него власти, но и этого мужчине было мало.

«Мне всегда хотелось в душе прославиться, быть известным...» (маньяк Павел Шувалов).

Первая кровь

Осенью 1991 года на одной из станций внимание Шувалова привлекла 12-летняя Ирина, которая попыталась проскочить через турникет без билета. Отчитав юную нарушительницу, Павел поставил ей ультиматум: либо девочка приходит в назначенное милиционером время в Невский лесопарк на воспитательную беседу, либо — штраф и о произошедшем узнают ее родители и учителя. Перепуганная ленинградка выбрала первый вариант и поплатилась за это жизнью. 16 сентября, заманив школьницу в безлюдное место, маньяк вынудил девочку надеть разрезанные им заранее в интимном месте капроновые колготки. К слову, на каждом преступлении убийца чередовал цвета: брал то белые, то чёрные колготки. У Шувалова имелось этому своё, отчасти бредовое объяснение

«Это могло значить [для меня] жизнь, может быть, даже свою жизнь — есть белая полоса, есть чёрная полоса. Когда везде темно, то в темноте белое оно хорошо видно» (из признаний маньяка Павла Шувалова).

Изнасиловав школьницу, Шувалов утопил её в речке. Тело Ирины 21 ноября обнаружил сотрудник лесопарка. Обследовав останки, эксперты не обнаружили признаков насильственной смерти, и ход делу дан не был. На следующее преступление маньяк решился в конце осени 1992 года. В этот раз ему в руки попалась 13-летняя воспитанница одного из детских домов Ольга. Девочка собирала окурки сигарет около станции “Ломоносовская”, где её и заметил Павел. Ольгу ожидала та же страшная участь — надругавшись над девочкой, Шувалов ненес ей несколько ударов ножом, перерезал горло и, никем не замеченный, отправился домой — к жене и детям. Ольга была обнаружена 26 декабря: её тело лежало примерно в 100-150 метрах от того места, где годом ранее нашли труп первой школьницы.

Вспомнив, что и на Ирине были разрезанные колготки (тогда это списали на истлевший капрон), следователи объединили эти случаи в одно дело. Однако вычислить убийцу тогда сыщикам не удалось — не помогли ни расспросы друзей и знакомых девочек, ни поиск свидетелей преступлений. Сомнения в том, что они имеют дело с серийным убийцей, у сыщиков окончательно отпали 1 марта 1993 года, когда в этой же местности был обнаружен труп новой жертвы Шувалова. Её так и не удалось опознать, но надетые на тело колготки с разрезом указывали на причастность к убийству того самого маньяка-фетишиста.

На этот раз было решено проверить всех мужчин — сотрудников лесопарка, студентов расположенного недалеко от него ПТУ и недавно осводившихся зеков — убийц и насильников. В парке было усилено патрулирование, а во всех автобусах, проходящих вблизи этой местности, появились оперативники в штатском, которые обращали внимание и вели всех подозрительных лиц. Ещё одним предположением стражей порядка было то, что преступник насилует и убивает в другом месте и только после этого вывозит тела в лес. Впрочем, тщательная проверка следуовавших в сторону Невского парка автомобилей тоже ничего не дала.

Ловля на живца

Тем временем Шувалов снова вышел на “охоту”: в мае 1993 года неподалёку от своего места жительства на углу проспекта Большевиков и улицы Народной Павел познакомился с 13-летней Татьяной. Об этой встрече девушка позже рассказала подруге, но в подробности не посвятила. А 12 мая Татьяна, отлучившись из дома в магазин около “Ломоносовской”, пропала: её останки удалось обнаружить лишь в сентябре в том же Невском лесопарке. Опознали девочку по пломбам в зубах и неправильно сросшейся после перелома руки кости. Услышав от подруги Тани рассказ о знакомстве школьницы с милиционером, сыщики приняли решение усилить наружное наблюдение в районе между метро “Ломоносовская” и проспектом Большевиков. И вновь мимо — никаких положительных результатов в расследовании этот манёвр не принёс.

А число жертв маньяка продолжало увеличиваться: настал черед 15-летней Светланы, которая на свою беду попыталась проскочить «зайцем» через турникет на станции метро. Поймав школьницу, Шувалов пригрозил ей крупными неприятностями, но отпустил, взяв со Светланы обещание принести ему пять тысяч рублей. Встречу назначил в Невском парке, откуда школьница уже не вернулась — ей была уготована участь стать последней жертвой серийного убийцы Шувалова. Маньяк не знал, что в поисках требуемой суммы денег девушка обратилась к своей подруге, а та, уже после пропажи Светы, рассказала о милиционере-вымогателе следователям. Наконец стало ясно, кем по профессии является маньяк. Теперь вычислить серийника стало в разы проще. Но сначала под подозрение, кроме старшего сержанта Шувалова, попал его коллега. Однако вскоре выяснилось, что во время гибели третьей жертвы подозреваемый был в отпуске и уезжал из города.

После этого все внимание сыщики переключили на Шувалова. Под предлогом профилактического медосмотра у Павла взяли кровь и сравнили образец с тем, что был найден под ногтями Светланы, — группы совпали. Уверенности в том, что именно старший сержант и является неуловимым преступником, у следствия прибавалось, а вот достаточных улик для задержания не было. Тогда маньяка решили ловить «на живца»: подобрали молодую особу, подходящую под типаж жертв Шувалова, и начали готовить её к операции. После того как девушка прошла курсы психотерапии и самообороны, её загримировали на “Ленфильме” и, снабдив инструкциями, отвезли в вестибюль станции метро. Около часа «жертва» пыталась привлечь к себе внимание дежурившего в этот день Шувалова, но тот упорно не замечал школьницу. Пришлось переходить к плану «Б».

«Инсценировали бесплатный проход её в метро, для того чтобы он [Шувалов] отреагировал» (один из сотрудников следственной бригады).

Жестокие игры

Но Павел и на этот раз не обратил на нарушительницу никакого внимания. Тогда девушка сама подошла к милиционеру и, изображая из себя приезжую, поинтересовалась, как пройти на нужную ей улицу. Это наконец заинтересовало Шувалова: он предложил встретиться у метро «Площадь Восстания» и прогуляться вместе с ним по Северной столице. На подготовку к ответственной операции у стражей порядки были всего сутки, в течение которых по всей протяжённости Невского проспекта и близлежащих улиц для девушки были подготовлены пути для отступления в случае непредвиденной опасности.

Наконец настал час икс: прогуляв новую знакомую по проспекту, Шувалов внезапно для группы наблюдения завёл её в подъезд одного из домов. Оперативники быстро сообразили, что им делать — подбежав в подъезду, затеяли около него громкую потасовку. Стражи порядка добились желаемого: первой на шум среагировала девушка.

«Она сказала, что даже сначала не поняла, что произошло. Но потом уже сообразила, что мы беспокоимся за её жизнь. И поэтому она сама его уговорила выйти из парадной» (из воспоминаний одного из участвующих в операции оперативников).

Надежда задержать маньяка с поличным появилась у стражей порядка, когда Павел вместе с девушкой на такси поехали в сторону Невского лесопарка. Однако убийства в этот день в планах Шувалова не значилось: высадив на глазах разочарованных оперативников юную особу около метро и назначив день и место новой встречи, он отправился домой. Как выяснилось позже, причина такого нестандартного для серийного убийцы поведения крылась в одежде потенциальной жертвы — девушка явилась на встречу в джинсах, что остудило пыл Шувалова. Не желая больше рисковать жизнью играющей роль наживки барышни, следователи решили пойти другим путём — вызвать Павла в качестве свидетеля по делу о последнем убийстве. И тут их ждал огромный сюрприз — внезапно для всех присутствующих Шувалов признался и в убийстве Светланы, и в еще трёх расправах.

«Я, Шувалов Павел Алексеевич, делаю чистосердечное признание в том, что сделал ещё три преступления. Я раскаиваюсь об этом очень… Первое преступление мною было совершено в 1991 году...» (из чистосердечного признания маньяка Павла Шувалова).

Павел не отрицал своей страсти к разрезанным колготкам и сообщил оперативникам, что таким же образом ранее распарывал нижнее белье своей жены. Он также рассказывал, что с раннего возраста испытывал интерес к анатомии, а особенно его интересовало строение женской мочеполовой системы. Он совершал попытки вырезать половые органы некоторых из жертв, но до конца задуманное ни разу не довел. На допросах маньяк жаловался — мол, за пять лет работы в органах так ни разу и не побывал на вскрытиях в морге. Причем подонок готовился к двойному убийству. Он признался, что хотел заманить в лесопарк двоих девочек 11-12 лет, светловолосых, миниатюрного телосложения.

«Надежда умирает последней»

Извращённая фантазия маньяка диктовала ему привести школьниц в лесопарк, приковать одну из них наручниками к дереву. Затем на её глазах изнасиловать и убить подругу. Та же участь потом ждала и вторую девушку. К счастью, воплотить в жизнь этот жуткий замысел ему так и не удалось.

Блестящая операция по разработке и поимке маньяка была признана лучшей по итогам 1996 года и вошла в учебное спецпособие для слушателей Академии МВД РФ. К моменту начала судебных слушаний Шувалов вдруг одумался и отказался от своего признания

«Я хочу сказать только одно: что вынося приговор, мы выносим приговор не мне, а всей структуре МВД. Потому что маньяком сотрудник милиции никогда не может быть» (маньяк Павел Шувалов).

Областной суд с мнением убийцы не согласился и приговорил Шувалова к высшей мере наказания. Жизнь Павлу даровал мораторий на смертную казнь, расстрел заменили пожизненным заключением. В 1999 году «невский маньяк» был этапирован в знаменитую своими суровыми условиями колонию для пожизненников — мордовскую «Единичку». Там Шувалов подцепил туберкулёз и долго лечился, что существенно ослабило его здоровье. Свою камеру он делил с печально знаменитым рецидивистом Юрием Перепелкиным, который в феврале 1992 года пытался бежать из Крестов, убив при этом сотрудника СИЗО Александра Яремского. В заключении маньяк провёл 17 лет: какое-то время он при помощи матери забрасывал все возможные инстанции жалобами и прошениями о помиловании, но после смерти родительницы смирился со своей участью. Когда не стало его отца, Павел на всякий случай вступил в права наследования

«Дети остались, двое. Им пригодится. Но вот вдруг получится и мне освободиться. Не все же здесь сидеть. Надежда она ведь, как говорится, умирает последней… Но если освобожусь когда-то, то уже с такими легкими мало куда устроюсь. В милицию точно не пойду, даже если позовут...» (маньяк Павел Шувалов).

Под закат жизни Шувалов вновь принялся отрицать свою причастность к издевательствам и убийствам пяти ни в чем не повинных девушек, утверждая, что отбывает суровый срок за незаконное хранение холодного оружия. Мечта обрести свободу не сбылась — в 2020 году серийный убийца умер от сердечного приступа.

«Шувалов — классический, „хрестоматийный“ маньяк. С точки зрения криминалистики нет ничего удивительного в том, что отец семейства, тихий и скромный человек, на самом деле оказался страшным убийцей. Как правило, маньяки живут двойной жизнью. И чем благообразнее его внешняя сторона, тем страшнее и уродливее внутренняя. В этом нет никакого ханжества, просто одна жизнь компенсирует другую» (психиатр Вячеслав Иванов).
« Армяне во главе с архиепископом требуют...
Двух украинских генералов объявили в розыск. Их... »
  • +6

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.

+3
Му даки то были всегда, но в Советское время-всё же меньше.