А в России тем временем... торгуют заповедниками

Национальный парк «Самарская Лука» не оставляют скандалы, связанные с его бывшим руководством, которое подозревали в хищении денег с благотворительности и незаконной охоте на лосей и кабанов.
Следователи возбудили ещё одно уголовное дело о мошенничестве в крупном размере, об этом узнал телеграм-канал «Зелёный змий».
Десяток расстрелянных кабанов в гараже и туши убитых оленей. В 2018 году кадры незаконной охоты показали по федеральному телевидению. Место действия — национальный парк «Самарская Лука» на территории одноимённого региона. Незаконную охоту на особо охраняемой природной территории, по версии следствия, организовал заместитель директора нацпарка Валерий Овчинников. Против него следователи возбудили уголовное дело по материалам УФСБ по статье о превышении должностных полномочий.

«Вот с лесочка выбежала молодая коровка. Пришлось её приговорить (речь идёт об убитом лосе). Выбежала вот отсюдова и стреляли в неё. Стрелял с 30.06 — с оптики. Ну вот, попадание очень хорошее. Молодая. Эх, коровка, коровка, коровка… Где-то там ещё третий снегоход, тоже где-то чё-то как-бы у них лежит. Второй (лось)», — объясняет герой фильма о браконьерах в самарском национальном парке.
Кадры убийства животных сняты одним из браконьеров — инспектором нацпарка, он хранил их на флешке до тех пор, пока она не выпала и не была обнаружена местными жителями, которые и обратились в правоохранительные органы. Тогда владельцам компромата поступило предложение продать материалы за один миллион рублей, но они отказались.
Егерь «Самарской Луки» Алексей Кочетов утверждает, что браконьерством в заповедниках заправляет местная ОПГ, внедрившая в штат нацпарка своих людей. По словам Кочетова, инспекторы парка организуют охоту для высокопоставленных чиновников и силовиков.

О браконьерстве в национальном парке знает депутат Госдумы от Самарской области Александр Хинштейн. Он утверждает, что бизнес контролировался тольяттинской ОПГ. Криминальные коммерсанты якобы были трудоустроены в нацпарке. В распоряжении браконьеров на природоохранной территории располагались охотничьи вышки и кормушки для животных. Мясо убитых лосей и кабанов нелегально направлялось на Сызранский мясокомбинат.
Дело о браконьерстве в национальном парке расследуют до сих пор, говорит Александр Хинштейн Лайфу. Но наказания пока никто не понёс. Депутат уверен, что руководители парка, в том числе директор Александр Губернаторов, не могли не знать о незаконной охоте и имели с неё выгоду.
Егерь Алексей Кочетов утверждает, что в разговоре с ним бывший директор национального парка якобы заявлял: «Сохранение природы — это не главное, главное — деньги».

Благотворительность в пустоту


Александр Губернаторов руководил «Самарской Лукой» с 2007 года. Скандал с незаконной охотой ему удалось пересидеть. Но в 2019 году появилось ещё одно уголовное дело — главному инспектору всё-таки пришлось оставить своё кресло.
В 2013 году национальному парку потребовались деньги на благоустройство своей территории. Помощь попросили у ПАО «Тольяттиазот» и АО «Тольяттисинтез». С 2013 по 2017 год предприятия передали восемь миллионов рублей. Не такие большие деньги для заповедника. Возможно, руководство национального парка тоже сочло эту сумму несущественной для облагораживания парка и нашло деньгам другое применение. Следователи считают, что как минимум часть суммы — один миллион рублей — была просто похищена. Это подтверждает тот факт, что работы, на которые нацпарк просил у бизнесменов деньги, в итоге выполнялись за счёт бюджета самого нацпарка.
Такая же история вышла с благотворительностью итальянских бизнесменов. Они передали примерно полмиллиона рублей на очистку и благо­устройство родников Вершинный и Низинный. Но нацпарк снова выполнил работы за свои деньги. Куда при этом делись подаренные средства, пока не известно.

Домики на самом берегу Волги


Помимо браконьерства национальный парк прославился скандалом с массовой застройкой особо охраняемой природной территории. По данным Хинштейна, в заповеднике построены целые элитные коттеджные посёлки.
Незаконные городки расположились вдоль берега Волги, их обнаружила рабочая группа, созданная по решению главы Самарской области в мае 2019 года. Губернаторов, бывший тогда ещё директором национального парка, вступился за незаконных строителей, возводящих дома на территории его заповедника.
Всего, по данным депутата Хинштейна, руководство нацпарка незаконно заключило более 70 договоров аренды земельных участков в особо охраняемой природной территории. Через суд Росимущество добилось признания незаконными строений на берегу Волги, но дома пока никто не сносил.

Много заповедной земли не бывает

Очередное уголовное дело против бывшего руководства «Самарской Луки» касается мошенничества в особо крупном размере. Команду Александра Губернаторова подозревают в попытке завладеть 25 га заповедной земли.
Речь идёт об участке в составе национального парка, принадлежащем сельхозпредприятию. Коммерсанты не могли вести работу на территории заповедника и предложили государству выкупить у них землю. Директор национального парка убедил бизнесменов оформить сделку дарения. Землю передали на баланс некоммерческому фонду развития нацпарка, учреждённого лицами из близкого окружения Губернаторова, бывшими на тот момент фигурантами уголовного дела. Именно этот фонд распоряжался деньгами, подаренными предприятиями «Тольяттисинтез», «Тольяттиазот» на благоустройство заповедника. Следствие, напомним, считает, что эти деньги были похищены.
Беспредел в национальном парке «Самарская Лука» не раз выходил на федеральную повестку. Силовики возбудили десяток уголовных дел. Но наказания для «защитников природы» не последовало. Инспекторы, замешанные в организации незаконной охоты, сохранили свои посты. Только гендиректор заповедника Александр Губернаторов ушёл в отставку, которую скорее можно считать выходом на пенсию.
« Когда вам звонят якобы из соцзащиты
Студенты-юристы набрали кредитов на 5 млн для... »
  • +6

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.

+1
Ким Чен Ина в президенты)
+3
Позор, страна где законы только для бедных.